V4x3 l 1520611373696

Мы поговорили с Дмитрием Васильевым об этапе Кубка мира в Контиолахти. Однако победа Антона Шипулина в спринтерской гонке подвигла олимпийского чемпиона на обсуждение более глобальных проблем.

– В связи с результатом Шипулина хочу вспомнить решение МОК, которое не позволило многим нашим сильнейшим спортсменам выступить на Олимпиаде, – говорит Васильев. – И это решение еще долго не забудется. Если только полностью сменится состав исполкома МОК. Ведь пострадали совершенно невинные спортсмены. Посмотрим, что будет дальше. Но сейчас некоторые безумцы устраивают нам бойкоты. Застрельщики всего этого чехи, их поддержали американцы и канадцы. Это не делает им чести, а лишь только показывает, насколько они ангажированы и несправедливы. Новому руководству Союза биатлонистов России нужно подумать, как жить и работать в новых условиях.

– Вспоминается пословица: баба с возу, кобыле легче…
– Да пусть не приезжают в Тюмень, нам-то что?! Их же спортсмены от этого решения страдают. Но ведь вообще ничего еще не доказано. Не проведено никаких расследований. Сейчас Михаил Прохоров подает иск против Родченкова в нью-йоркский суд. Посмотрим, чем это все закончится. А если все закончится в нашу пользу, что тогда они будут делать и говорить? Это же будет полная реабилитация всех наших спортсменов. И что тогда будет делать МОК? Ведь МОК, не дождавшись разбирательств, только на основании показаний негодяя Родченкова принял решение не допускать наших спортсменов на Олимпиаду.

– Родченков недавно показался миру с измененной внешностью. Высказывается мнение, что это вовсе не Родченков, а многие не уверены, жив ли он вообще.
– Это совершенно неважно. Если его представляют в суде, как Родченкова, пусть он и отвечает, как Родченков. И пусть он предоставит доказательства, достаточные для вынесения судебного вердикта. Единственное, что меня волнует, чтобы наши спортивные руководители не дали слабину. Да, нас восстановили в МОК, но не надо это воспринимать, как нашу победу, а лишь, как восстановление справедливости. А вот дальше – надо идти в суды, не пасовать перед ними. Надо идти до конца.

– На сайте «Советского спорта» после Олимпиады была заметка: по биатлону масса вопросов, но непонятно, кому их задавать.
– Почему непонятно? Вопросы надо задавать действующему президенту СБР, его пока никто не переизбирал. Совершенно очевидно, что нынешний сезон получился провальным. Надо садиться и думать, как дальше управлять процессом.

– У вас есть какие-то мысли, что делать дальше, чтоб изменить ситуацию?
– Было бы нелишне посоветоваться с уважаемыми людьми, которые уже имели успешный опыт управления. Фамилии? Позвольте мне фамилии не называть. Но с этими людьми надо разговаривать и вместе думать, что делать дальше. Сейчас много будет советчиков, будут высказывать различные идеи. Но эти идеи не проверенны практикой, а надо брать на вооружение те идеи, которые уже показали положительный результат.

– Какова ваша дорожная карта по выводу биатлона из кризиса.
– Прежде всего, должно быть четкое понимание системы управления. Нельзя сказать, что ее не было, но очевидно, что она дала сбой. На протяжении последних четырех лет наши результаты становились все хуже. Надо разбираться, кто управлял процессом не только в СБР, но и в Министерстве спорта. Кто давал рекомендации тренерскому штабу, как надо тренировать. Хочется услышать этих людей.

– А что, кто-то в Минспорта давал советы тренерскому штабу нашей биатлонной сборной?
– Это экспертный совет, который указывал тренерам сборной, как и что делать. Хочется послушать этих экспертов.