V4x3 l 1528042212742

«Игрушки» Марии Шараповой

... Время показывало 9.15 и не успели рабочие смахнуть остатки красной пыли с белоснежных линий центрального корта «Ролан Гарроса», как Мария Шарапова, вся в строгом черном кроме козырька и кроссовок, заторопилась на корт, за полчаса до официального начала своей тренировки.

Это был не приступ бессониницы, это была производственная необходимость: полчаса столько времени ушло у Шараповой на подготовку своего баллистического тела для работы.

«Да, теперь я так готовлюсь перед каждой тренировкой и перед каждым матчем, - подтвердила мне двукратная чемпионка «Ролан Гарроса». – Вспомните, сколько у меня было последнее время травм и вы поймете причину. Подготовка вне корта стала для меня важнейшей частью тренировки».

Ее сопровождало трое: тренер Томас Хогстед, физиотерапевт и спарринг-партнер. Начала Маша с упражнений на динамическую растяжку - махи руками и ногами – потом перешла к растяжке стопы. Тренер достал из большой сумки и поставил рядом с судейской вышкой маленькую наклонную приступочку и, упершись в судейскую вышку двумя руками, Маша по очереди потянула обе стопы.

Из этого баула тренер потом, как фокусник, доставал то гимнастическую палку, то эластичные бинты, то эспандер, то медицинский мяч. Под конец извлек нечто напоминавшее булаву, которая при употреблении почему-то гремела как погремушка. Большинство упражнений были динамическими и имели цель - укрепить корпус во время вращения, повысить стабильность при ударах с отскока. Повороты вправо и влево, на месте и с шагом, в полуприсяде и в присяде глубоком. Покидала набивной мяч, стоя и в движении, с иммитацией форхенда и бекхенда – упражнения сменялись как в калейдоскопе. Шли они молча, без единой подсказки. Наработанная программа.

В конце внекортовой разминки физио встал Шараповой за спину, положив руку на прооперированное плечо. Спарринг взялся за другой конец эластичного бинта, а Маша, держа локоть прижатым к телу, стала делать корткие движения предплечьем от корпуса в сторону. Физиотерапевт мягко массировал ей плечо, прощупывая пальцами работающую мышцу. Никаких отклонений там не нашлось, плечо давало штатную реакцию на получасовую работу.

Перепробовав весь набор «игрушек», Маша наконец, взяла в руки ракектку и вышла на корт. На часах стояло 9.45 – официальное время начала ее тренировки. Тут-то на центральный корт имени Филиппа Шатрие стал подтягиваться народ – экскурсия в президентскую ложу, группа французского телевиденья, японские журналисты, которые не пропускают ничего, что связано с Шараповой. Но главную часть они пропустили.

Когда Шарапова закрывает от страха глаза

 Поначалу Маша била строго по центру, туда шло 3-4 удара. А потом с короткого мяча прикладывала посильнее - в угол.

«Сорри!» - понеслось спарирнг-партнеру за пару пропущенных мячей. Стояла она довольно близко к задней линии – ни шагу назад – и глубокие удары брала с полулета, отсюда и ошибки. Потом быстро вработалась и стала успевать с замахом. Направленность тренировки – ударная:  два-три по центру, и завершающий – в угол.

- Хороший удар, - кивал головой Томас. Удары Маши плотные, звук от мяча звонкий – спарринг партнер по первому впечатлению «не тянет». Через десять минут интенсивной работы физиотерапевт дал ей хлебнуть из своей бутылочки. 

Потом спарринг-партнер стал вводить мяч Маше «на ход» – сначала под право, потом под лево. Свое задание в каждом розыгрыше: «прошить» линию или пробить кроссом.

В каждой комбинации Шарапова делала не больше четырех ударов. Как показала послематчевая статистика из разыгранных в матче 92 очков 69 окончились «блицем» -  за 4 и меньше ударов.  Очень часто это была комбинация «первая подача плюс второй атакующий  удар». Так что серии из четырех ударов на тренировке отвечали заданию в матче.

Перед последним розыгрышем Томас вставил: «Матчпоинт!» Последовал розыгрыш очка и спарринг со второго удара ошибся, может девушку пожалел, все-таки любой приличный юниор обыграет самую именитую чемпионку. Маше это не очень понравилось, но переигрывать очко не стала.

- А теперь завершай укороченным, -  крикнул Томас.

Маша разыграла двухходовку и мяч «сухим листом» лег под сетку. Раз, другой - больше не требовалось:добился результата – переходи к следующему заданию.

На часах ровно десять. Снова поменялись сторонами, чтобы все как в матче – с солнцем и без. Менялись раза четыре. Спарринг теперь занял позиция у сетки и темп игры заметно возрос. Томас накидывал Маше в угол, под движение, она добегала и била жестко на спарринга, тот успевал с ответом, но вторым ударом она его добивала. Классика.

Потом сама встала у сетки, а спарринг отошел на заднюю линию. Побила укороченные слета, побила «драйв-воллей», смеш...

- Давай еще, - попросила Томаса, когда смеш от ее ракетки чиркнул сетку. Добилась чистого исполнения и пошла подавать.

10.05 - до конца тренировки десять минут. На очереди два важнейших удара – подача и прием. Подавала Шарапова сначала не в полную силу, увеличивая скорость постепенно. У нее тот же ритм на подаче, что и в матче. Всегда два раза постучит мячом о землю перед подбросом. «Отличная скорость!» – летит ей коммент от спарринг-партнера, который эти бомбы принимает. У Плишковой в дневном матче не нашлось на них ответа...

- Люблю ли я скорость? – раздумчиво ответила на мой вопрос Маша, - Да, но нет так сильно, как Марк Уэббер.

С Марком они в Штутгарте прокатились на самом мощном «Порше».

- Сколько он выжал из этого зверя? – спросила я ее.

- Не знаю, - засмеялась в ответ Маша. - мои глаза были от страха закрыты!

...Под занавес тренировки Шарапова пробила косую подачу под право, спарринг отбил, но она в ответ четко залепила ударом слева кроссом в противоположный угол.

«То, что надо, то, что надо!» - тот чуть не запрыгал на месте. Эта «двухходовка» работала в матче с Плишковой как часы.

- Мне кажется мне особенно удался сегодня прием, - подтвердила уже после матча Шарапова, – я была предельно агрессивна и вариативна. Так же активно я играла на «брейк-поинтах», била наотмашь и не давала сопернице возможности войти в игру.

В 10.10 включили классическую музыку минут на пять. Воздух наполнился Чайковским, но оценить его было некому.

«Серена лучше, цифры не врут»

Следом по плану шел прием подачи. У Серены, ее следующей соперницы по сетке, прием идет первым порядком, подача - напоследок, но это дело вкуса. Пока что Серена подает тут первую подачу на двадцать километров в час быстрее, чем Мария.

- Есть много элементов в игре, которые она делает гораздо лучше меня, - согласилась наша чемпионка. – Цифры не врут и результаты наших матчей красноречивей слов. Но с другой стороны, я приехала в Европу и Штутгарт не с самым лучшим багажом за плечами: игра плохая и травм куча. Но каким-то образом мне удалось это повернуть, удалось поднять уровень своей игры. Знаете, вы не будете нарабатывать бесконечные часы под палящим солнцем на задних тренировочных кортах какого-то Брадентона для того, чтобы просто покрасоваться на «Ролан Гарросе». У меня другие цели.

... С приемом этим утром были проблемы - не у Маши – у ее спарринг-партнера: не мог подать в первый квадрат: то в аут, то в сетку. А когда попадал, то летела она мягковато.

- Подай первую, сильнее, - призвал его к порядку Томас и мяч наконец-то нашел квадрат. Маша после тренировки поблагодарила всех своих мужчин. Не «хай-файв», а скромно так, не сказать дискретно, не поднимая руки. Как любил говорить ее земляк Евгений Кафельников: «Резких жестов стараюсь избегать».