V4x3 l 1527772723671

В Париже в разгаре пятый день соревнований на Открытом чемпионате Франции.

Мария Шарапова взглянула на экран монитора, с экрана на нее и на весь Божий мир глянула то ли черная пантера, то ли «cat-woman», то ли еще что похлеще из глубин американских комиксов о племени Ваканда. Комиксами Маша не интересуется, поэтому долго взгляд на черном длинном трико, повязанном красным кушаком не задержала. «Думаю, на первом «Большом Шлеме» после возвращения это было ожидаемо, – прокомментировала она наряд своей коллеги. – В том, что касается «парадных выходов», Nike делает отличную работу. Теннис тем и велик, что у всех есть возможность выразить свою индивидуальность и быть другим. Я это обожаю».

На работе

Она тренировалась молча и сосредоточенно. Моросил дождь, кроссовки вязли в глине и подходы к мячу оставляли на красном бархате глины широкие следы. Ее губы были плотно сжаты, лишь иногда она слизывала с них капли дождя. Не пота. Тело лучшей теннисистки всех времен и народов неустрашимой Серены Уильямс, утратив спортивную скульптурность, приобрело материнскую мягкость. Чувственность, а может женственность, проклюнулась из брони сурового воина. Ее можно было одеть в муслиновое платье, посадить на бархатную кушетку, забрать ракетку и дать в руки пуделя и назвать мадам Рекамье. Одели ее, правда, потом в черное, с ног до головы, как водолаза, подвязали красным кушаком и отправили на корт Филиппа Шатрие устрашать народ во главе с субтильной Кристиной Плишковой, которая на противоположную сторону старалась не смотреть и после розыгрыша очка отворачивалась быстрее обычного.

– Я чувствую себя воином, принцессой воином, если хотите, – объяснила Серена после выигранного матча, – королевой Ваканды, возможно. Я всегда живу в мире фантазий и всегда хотела стать супергероем. Когда я одеваю этот наряд, то чувствую себя этим самым супергероем

На утренней тренировке Серена старательно подскакивала по корту, подскоками человека, который скакать не любит. Не любит, хотя долгие годы роботизировали все необходимые движения в механику тепловозного мотора. На эти движения, взмахи и подскоки были направлены четыре телекамеры, а также глаза и айфоны публики, забывшей о Мугурузе, Шаповалове и других теннисных труженниках, проливавших пот в битвах на центральных кортах.

Рядом, на утренней работе – ни мужа, ни ребенка, ни сестры, бессменный тренер Патрик Муратоглу и еще четыре мужчины разных назначений. Сестра Венус проиграла в первом круге китаянке Ван Цинь, имя которой было забыто сразу после объявления победителя. Это второй турнир «Большого Шлема», который старшая сестра проигрывает в первом круге. Может просто устала на пресс-конференциях отвечать на вопросы о своей необыкновенной сестре: Часто ли навещаете свою племянницу? Не думаете ли сами завести себе кого-нибудь?

Она уже завела – собаку, гаванскую болонку, и назвала его Харольд Регинальд.

Даже на свадьбе года принца Гарри с актрисой Меган Маркл старшая Уильямс не отметилась.

– Я была на тренировке, – качала она головой, – правда, инстаграм я видела. Сестра выглядела шикарно. Инстаграм – это все, что меня связывает с этим событием.

Папу не послушали

Можно продолжить: да и с самой Сереной. Нынешняя семья Серены – это муж Алексис и дочь Олимпия. Она снова обошла сестру и первой из сестер завела семью. Рядом не было папы, который мог бы вмешаться и восстановить возрастной порядок: «Никакой свадьбы, пока я не выдам за муж твою старшую сестру». Кстати, если уж о папе: не одна Лена Дементьева считает, что исход первого сестринского финала на Уимблдоне был определен Ричардом еще до матча – выиграть первый в семье Уимблдон, по мнению отца, должна была старшая сестра и она его выиграла.

Ричарда теперь слушают реже, а если бы слушали – не видать Серене Алексиса. «Тот, кто женится вне своей расы, должен быть расстрелян», – говаривал папа Уильямс. Но с другой стороны, он много, чего говорит.

...Патрик все чаще поглядывал на часы, было уже без трех 11, часовая тренировка подходила к концу, а его подопечная еще не бралась за подачу, свое главное оружие. У входа на корт нарисовался аргентинец Хорасио Зебаллос, его тренировка начиналась в 12.

– Подождешь, – подумала Серена и попросила спарринга покидать ей мяч из корзины мягко под право. Била она на глубину, по центру, не прикладываясь и не создавая углов. Скорее даже гладила, чем била.

Светлана Кузнецова: Серена просто так бы не вернулась

И вот она стала, наконец, подавать. То, что раньше летело со скоростью за двести километров в час, на тренировке имело вес пера. Подавала она практически не отрывая ног от грунта, не сгибая ноги, не выталкиваясь в мяч.

– Это не Уильямс, это Радваньска, – усмехнулся сосед поляк. Зря он так, тактика называется «заманиванием». На центральном корте Роланд Гарроса под вечер во вторник Кристине Плишковой мало мощи не показалось...

Свою мощь она берегла для матча. Больше десяти эйсов настучала Серена против чешки. Как в старые добрые времена.

«Есть ли шанс выиграть Роланд Гаррос у молодых матерей?» – спросила я у Светланы Кузнецовой, которая успела хоть раз обыграть всех вернувшихся молодых мам до их декретного отпуска.

«Да, конечно есть, – не задумываясь откликнулась Света, – Клийстерс же выиграла после рождения ребенка. Серена просто так бы не вернулась. Не считаю ее фаворитом, но шанс у нее есть».