V4x3 l 1508248946900

То, как Мария Шарапова принимала решение об участии в Кубке Кремля, могло многим не понравиться. Всем было понятно, что московский турнир для нее разменная карта. Если бы ей удалось удачно выступить и в Пекине, и в Тяньцзине, в России мы бы ее не увидели. Об этом прямым текстом в интервью «Советскому спорту» говорил Президент федерации тенниса России Шамиль Тарпищев.

Шараповой нужны рейтинговые очки, поэтому после вылета от Халеп в третьем круге Пекина, шансы на ее появление резко возросли. Ну а победа в Тяньцзине, которая подняла Марию на 57-ю строчку в списке WTA, помогла принять окончательное решение и все-таки приехать в Москву. Ведь при условии удачного выступления на Кубке Кремля она могла вернуться в топ-30, и, начиная со следующего сезона, попадала бы в число сеянных на турнирах Большого шлема.

Для нее заботливо приберегли wild-card, поставили первую игру на удобное время, в общем, сделали все, чтобы королева российского тенниса не пожалела о своем решении приехать на Кубок Кремля. В первую очередь, обеспечили ее спокойное пребывание в Москве. Никаких пресс-конференций, торжественных акций в аэропорту и всего такого – только тихий номер в отеле и только встреча с мамой. Даже получасовая тренировка в день игры, и та – закрытая.

Уже после нее Шарапова дала несколько автографов, но то, как обставлено ее появление на турнире, создавало странное ощущение. Как будто от публики, билеты для которой из бесплатных вдруг резко превратились в платные после приезда Марии, организаторы намеренно прячут главную звезду.

Да, скорее всего, это желание Шараповой, которой нужно восстановиться после турнира в Тяньцзине, но тогда об этом стоит объявить и сделать это так, чтобы услышали все. Мария не играла на Кубке Кремля больше десяти лет, из этого можно было сделать крутую маркетинговую историю, а в итоге, получилось так, что у некоторых создалось впечатление, будто Шарапова не горит желанием общаться с московской публикой. Что, в свою очередь, позволило хейтерам сдуть пыль со старой пластинки и вновь начать рассказывать всем, что Мария на самом деле американка, а Россия ей до лампочки.

Разумеется, это не так. Шарапова хотела сыграть в Москве, это было видно по тому, как она нервничала во время стартовых розыгрышей. Мария – звезда, но ничто человеческое ей не чуждо, в том числе и такое типично русское клише: «главное, чтобы перед своими не было стыдно». Тем более, когда «своих» - полный «Олимпийский».

- Я не видел здесь столько народу с тех пор, как Сафин играл с Давыденко – делился со своим приятелем эмоциями на трибуне один из болельщиков. И эта фраза выдала в нем любителя тенниса со стажем. Ведь Сафин с Давыденко в рамках Кубка Кремля в последний раз встречались в 2008-м.

В целом же, публика на удивление осторожно приняла Шарапову. Поклонники тенниса вообще сдержанные люди, но я почему-то думал, что, как только Мария появится на корте, на трибунах у кого-нибудь точно снесет крышу. Начнутся адские выкрики в стиле: «Давай!!!», «Маша, выходи за меня!», «Я хочу от тебя детей!» и тому подобное. Русскому человеку обычно не так важно, где он находится, когда ему хочется выразить эмоции.

Обошлось. Трибуны и Шарапова, в первые мгновения встречи как будто привыкали друг к другу. Болельщики аплодировали и искренне радовались ее успешным действиям, но без излишнего панибратства. Даже поклонники, пришедшие с плакатами в поддержку Марии, не старались выделяться особо громкой поддержкой. Рефери практически не приходилось успокаивать трибуны традиционным «спасибо», произнесенным с забавным акцентом.

Но в этом и была вся фишка. Публика глубоко прониклась звездным статусом Марии, поэтому никто не хотел портить себе и соседу впечатление от встречи с прекрасным. Попасть на матч Шараповой после десятилетнего перерыва для этих людей было все равно, что сходить в Лувр.