V4x3 l 1513343281307

Очень надеюсь, что после этого признания с работы меня не попросят, но когда перед тобой такой яркий собеседник, остается только нажать на Rec, подпереть щеки кулаками, сидеть и слушать.

У Николая Андреевича мягкий приятный голос подходящего тембра. Нет нужды вытягивать уши в трубочку и прикрывать их же от слишком усердного форте. Вполне себе мирная беседа, течет неспешно от темы к теме. Прям даже хочется сравнить с идущей в спокойном море яхтой. Но это уж слишком, да?

За какие-то 60 минут я много успела: побывала в песчаном Казахстане, Новой Зеландии, Владивостоке, колесила от Арктики до Антарктики, ходила вокруг света (трижды!) застревала во льдах и даже (мысленно) угостилась кенгурятиной.

Тот случай, когда событий одной биографии хватит на целых три! Удивительная жизнь, вы только послушайте:

– Парус хотелось поднять с юности. Неизбежно, наверное, для человека, выросшего в степях, за тысячи километров от любого моря. Не только моря, озера-то не было приличного.

А в книжках, которыми он зачитывался, было паруса, корабли, морские волки и невероятные приключения. По словам будущего капитана, на месте усидеть ему было сложно. С самого детства все время тянуло в странствия, хотелось ярких впечатлений, новых горизонтов и… Шумного моря в непосредственной близости.

Его жизнь всегда была активной: он занимался туризмом, в армии был чемпионом гарнизона по гирям, ходил в походы на байдарках и лошадях, а сейчас – заслуженный мастер спорта по яхтингу.

Но непосредственно в капитаны вышел уже в 32 года.

– Да, никогда не поздно, – улыбается Литау. – Если захочешь стать – станешь. Яхтинг, особенно крейсерский, к возрасту не критичен. Там не нужно гибкости иметь, как гимнасту или фигуристу, и выдающейся силы, как тяжелоатлету. Самое главное – должно быть здоровье, при его наличии капитан экипажа может очень долго оставаться на своем месте. Вот, например, в восьмидесятых годах в самой престижной гонке Whitbread, нынче она называется Volvo Ocean Race, победителем стал голландец, которому за 50!

Спорт на судне

Главная сложность в морском быту – непредсказуемость. Распланировать можно, но не факт, что все получится именно так. Что касается быта – здесь проще. Живут на яхте по строгому расписанию.

Сутки разбиты на вахты. Согласно общепринятой яхтенной схеме – 3 смены по 4 часа. Но в жизни бывает по-разному.

– На яхтах когда как. У нас обычно 2 вахтенных начальника и сутки разбиты на несколько частей. Ночью дежурство по 4 часа. С 12 до 4, с 4 до 8, а дневные – по 6 часов. Вообще для того, чтобы нести вахту, нужно 4 человека. У нас обычно экипаж из семи человек. Кок, как правило, освобожден. Сами понимаете (смеется). Если есть матрос, которому я могу доверить функции помощника капитана, тогда я вахту не несу, но ребят поддерживаю и помогаю. А когда народу мало, всего 5 человек, стою наравне со всеми. Дисциплина жесткая, без этого никак.

Питание на яхте привязано к вахтам. Обычно завтрак в 8.00, обед в 14.00, ужин в 20.00. Еда – самая разнообразная. Максимальное время в плавании, которое «Апостол Андрей» проводил без захода в порт, 52 дня. Это, конечно, исключение. А так – спокойно хранятся овощи и фрукты, любые продукты, кроме, пожалуй, свежего мяса.

– А вот что касается физической нагрузки, тут все по желанию. Некоторые проводят время свободное довольно спокойно, а некоторые и в плавании тренировок не пропускают. Был у нас парнишка один из Кологрива – такой качок! Отжимался по сто раз, приседал столько же.

Мы сейчас активно привлекаем молодежь в команду, так что спорта на судне становится все больше.

Спортсмен открытого моря

Для того, чтобы попасть в команду капитана Литау нужно либо быть яхтсменом, либо… иметь большое желание. Говорит, что можно просто ему позвонить и сказать: «Николай Андреевич, возьмите поплавать чуть-чуть!» И все.

– Я беру, а потом выращиваю что-то приличное. Но в путешествия в Арктику или в дальние походы не беру со стороны никого. Только яхтсменов, которых лично проверил и знаю. С ними никаких эксцессов, как правило. Бывает, когда долгие кругосветки, люди устают друг от друга. Могут что-то резкое сказать. Но за 21 год никаких серьезных конфликтов.

Чтобы именно капитаном стать, нужно, конечно, учиться. В советское время, чтобы получить диплом, мы за пять лет проходили три ступени. И это считалось быстро. Ты отучился, должен был походить, набрать мили, потом сдать на первый класс, а уж потом капитанский диплом. А сейчас квалификация Bareboat Skipper (капитан прибрежного плавания) по американской системе обучения получается за несколько месяцев.

Но если вы в далекие плавания не собираетесь, а хотите выучиться, чтобы в соревнованиях участвовать, например, на олимпийской дистанции, там вообще не нужен диплом капитана. Вот – бухта, треугольная дистанция, катера сопровождения и ты на глазах у всех. Тебя вывели, поставили на линию и, если что, бросятся на помощь. Это безопасно.

Но существуют дальние спортивные гонки, океанские, вокруг света. Я тоже участвовал в крейсерских гонках, но, честно говоря, даже правил парусных соревнований не знаю. Я спортсмен открытого моря. И океана.

Чтобы выйти под парусом в Арктику, на Северный морской путь, нужно выполнить серьезные требования и получить разрешение – а это сложно. Нужно иметь опыт в качестве капитана или помощника. И каждые пять лет подтверждать квалификацию, что, к слову, стоит около 200 долларов.

Сейчас, конечно, все намного сложнее. Вот первопроходцы начала XX века – Русанов, Седов – они же никого не спрашивали. Владимир Русанов вообще свое судно угнал. Его послали застолбить участки угледобычи на Шпицбергене, заявки подать. Он отправил двоих с заявками, а сам на «Геркулесе» ушел на восток по своим делам. Представьте в наше время такое?! Нынче все зарегламентировано, зачастую не оправдано. Во всех портах разные сложности. В Санкт-Петербурге к яхтсменам лояльны: плавайте и не суйтесь в большой порт. А Мурманск, Архангельск, Владивосток – там, прежде чем дадут выйти в море, наизнанку вывернут.

Форс-мажоры

Самое первое, что представляется, когда заходит речь о капитанах (после белого кителя, разумеется) шторма, крушения, сверкающие молнии и щелкающие в воде зубами жадные акулы. Но обо всем этом, Николай Андреевич говорит уклончиво. Улыбается:

– Было, конечно. Всякое было. Иногда думал все, отплавался. Увернуться не всегда можно, но есть определенные приемы управления парусами и яхтой, если их знать, то шансы вернуться домой повышаются.

Тяжелее, по его словам, ситуация, когда находишься в вынужденном бездействии. Однажды «Апостол Андрей» был блокирован льдами и простоял 5 недель у берегов Чукотки! А после, в следующей кругосветке, яхту вновь затерло льдами в канадской Арктике.

– И тут у нас поломало руль! Дальше двигаться не можешь. Сидишь, как пень и ждешь, когда ситуация изменится.

Восьмерка Литау

У экипажа «Апостола Андрея» все как-то все было с севером связано. Маршрут первого плавания изначально был выстроен таким образом, чтобы пройти Северный морской путь на яхте. И команда Литау его прошли в 98-99 годах за две навигации с зимовкой посреди Арктики.

– Задача следующей кругосветки – пройти вокруг Западного полушария – посетить Антарктиду, далекий юг и пройти канадским севером. А вместе если два плавания сложить, получается такая восьмерочка.

Маршруты, которыми ходил капитан Литау он всегда сочинял сам. И финансирование тоже искал самостоятельно. Во время первой кругосветки в судовой кассе вообще около 400 долларов было. Так и отправились.

Кругосветное правильное питание

Николай Литау – один из немногих в яхтинге, кто добился практически всего, о чем мечтал.

– В Арктике я провел 11 навигаций. Новая Земля, Шпицберген, Земля Франца-Иосифа, Северная Земля. Все эти четыре архипелага я вдоль и поперек облазил. Потом опять стало скучно. Чего мне туда-сюда елозить по этой Новой Земле, только мясо там пожарить? Для кого-то может это предел мечтаний, а для нас уже традиция: возвращаясь из далекой Арктики, тормозим, чтобы пожарить прощальные шашлыки. На Диксоне нас одаривают друзья. Свежей рыбкой: семгой, форелью, однажды полтуши оленя отдали! Там хорошие добрые люди. Гусей надарят битых. Как-то даже живого притащили, он жил у нас на яхте. Потом, правда, обманул всех и удрал. Хотели его съесть, но он как-то всех обвел вокруг пальца и убежал.

Что касается гастрономических изысков, тут Николаю есть, чем удивить.

Попробовал он многое из того, чего в наших супермаркетах не сыскать. Например, кита ел неоднократно. И у наших чукчей и у эскимосов. У них разрешено. Утверждает, что мясо очень специфическое. Тяжелое, кровавое, тяжелее говядины. И его нужно уметь приготовить.

Однажды у него самого, совершенно случайно, получился отличный рецепт:

– Чукчи забили кита. Говорю, дайте кусок мяса-то. Я особо готовить не умею, но представление имею. Завалил в кастрюлю, засыпал специи, включил плиту на малый огонь и ушел на 6 часов. Так вкусно вышло!

Кенгуру ел. На вкус как вареная говядина. Крокодилов ел, лягушек. Во Владивостоке нас угощали. Мы думали, это курица. Говорим, чего это у ваших кур такие ноги тощие, вот у нас в Москве… А это и не куры вовсе!

Разговор заканчивать не хотелось. Вопросов много – не каждый день с капитанами дальнего плавания беседуешь. Но хотелось все же узнать самое интересное, какая экспедиция следующая!

– Сейчас грядет большая дата. В 2020 году 200-летие со дня открытия Антарктиды Беллинсгаузеном и Лазаревым, поэтому народ на низком старте. Все русские яхтсмены яхты покупают. Остальной-то мир не собирается эту дату отмечать. Даже вообще хотят сказать, что не русская она. Но это наше национальное дело и отмечаться будет! Люди хотят туда дойти. Пойдем или нет, пока не знаю. Если соберемся, то в 2019 году надо уходить. Но это требует серьезного финансирования. Будем думать!