Юлия Липницкая рано закончила спортивную карьеру. Но ее недолгому пути в большом спорте сопутствовали травмы, болезнь, конфликты и даже покровительство влиятельных людей. «Советский спорт» вспоминает, с чем столкнулась Липницкая на пути к вершинам и кто был ее «теневым покровителем».

С раннего детства

Родившаяся 5 июня 1998 года Юлия Липницкая воспитывалась одной мамой – Даниэлой. Отец девочки так и не вернулся в семью после армии, а мать была вынуждена подрабатывать на нескольких работах. Юлия с четырех лет встала на коньки, а Даниэла Липницкая, заметив талант дочери, решила даже снять квартиру около стадиона «Локомотив» в родном Екатеринбурге. Там же Юлия начала делать свои первые шаги в одноименной СДЮСШОР. Липницкой сопутствовал большой успех и девочке покорились все местные турниры в своей возрастной категории. Не раз Юлия выступала с соперницами старше на 2-3 года. Но на всероссийских первенствах преимущество конкуренток было слишком внушительным. Тогда же Даниэла Липницкая поняла, что расти в Екатеринбурге у ее дочери возможностей практически нет, и стала обращать пристальное внимание на тренеров в больших городах. Самой Юлии нравилась Этери Тутберидзе. Даниэла решила бросить все, переехать в Москву, где дочка должна была пройти просмотр. Юлия Липницкая стала заниматься под руководством Этери Тутберидзе и Игоря Пашкевича. Талант девочки отмечали многие известные тренеры. Татьяна Тарасова говорила об уникальной способности юной спортсменки «к ускорению вращения внутри вращения». Так начался взлет Юлии Липницкой к медалям. Сама же спортсменка потом говорила, что об Олимпиаде мечтала еще с детства.

«Я, когда плохо разговаривала, путала свою фамилию и говорила «Я - Юля Олимпийская!» А мечтать об Олимпиаде начала уже тогда, когда впервые встала на коньки», - рассказывала Юлия.

Стрессы, срывы и жертвы

Но невероятное обилие тренировок, соревнований и сборов не могли не сказаться на психическом здоровье еще совсем маленькой девочки. В 13 лет, по словам Этери Тутберидзе, у Юлии было невероятное эмоциональное истощение. Каждый раз перед новым турниром, будь то чемпиона России или Гран-При, Липницкой приходилось часами шлифовать скольжение. Для примера, первая тренировка спортсменки с Этери Тутберидзе продлилась почти десять часов! Разве может детский организм выдержать такое напряжение? Конечно нет! Следствием постоянной усталости и настоящего самопожертвования стала череда травм. Но даже сотрясение мозга не остановило Юлию. Она выступила на юниорском чемпионате мира. Ради чего? Конечно, ради попадания на Гран-При.

Травмы – это еще полбеды, переходный возраст девочки давал о себе знать. Но, как оказалось, и на этот «недуг» нашлось «лекарство. Тренер Липницкой Этери Тутберидзе не скрывала, что ее подопечная пила некий препарат «Сквизи». Чтобы понять его свойства, пришлось ознакомиться с инструкцией. Итак, Squeezy Athletic – БАД, которая рекомендуется как дополнительный источник белка, углеводов, пищевых волокон, витаминов, макро- и микроэлементов. Юлия Липницкая начала набирать вес и, соответственно, бороться с ним с помощью этого «Сквизи».

О вынужденном пристрастии спортсменки к БАДу говорила и Тутберидзе: «Я в своей работе с таким не сталкивалась – ей просто совсем нельзя кушать. И мне очень жалко, что ей приходится столько терпеть, но ничего не могу с этим поделать. Она молодец, что с этим справляется. Когда ей нужно сбрасывать вес, она ест только порошок «Сквизи» – это клетчатка, которая дает энергию. Ей тяжело, и вес идет вниз очень медленно – по 100 граммов в день. Но она справляется, слава Богу».

Михаил Зейгаркин, к.м.н., главврач клиники «Питание и здоровье» на счет такой «диеты» имеет однозначное мнение: «Даже обычное изменение пищевого рациона, перекос его в какую-нибудь сторону, может сыграть с вами плохую шутку и обострятся все дремавшие раньше болезни». Что уж говорить о постоянном приеме «Сквизи» вместо привычного питания.

Естественно, на этом фоне у Липницкой начались психологические проблемы. На дворе стоял предолимпийский сезон и ставки были очень высоки. Но сама Юлия уже подумывала бросить фигурное катание из-за пошатнувшегося здоровья и проблем с давлением. Как после Олимпиады рассказывала сама Липницкая: «Вернулась в Москву практически «без мышц». Тяжело восстанавливалась и долго отходила от Олимпиады. Психологически была полностью вымотана. Представляю, каково Аделине и другим нашим ребятам, которые участвовали в Олимпийских играх. Теперь понимаю, почему после Игр некоторые спортсмены заканчивают карьеру. Люди просто высосаны, все из них вытянуто».

Жизнь после «золота»

На Олимпиаде в Сочи Юлия Липницкая завоевала свое «золото» в командных соревнованиях. Но именно она внесла, пожалуй, наибольший вклад в эту победу. После Олимпийских игр жизнь Липницкой круто изменилась. Она стала чуть ли не национальным героем, чьим именем даже планировали назвать каток. Общественное внимание захватило Юлию и сыграло с ней злую шутку. В одночасье она вошла в тройку топа «Люди года» Google и Яндекс, возглавила список глобальных трендов Twitter. Даже режиссер Стивен Спилберг выслал спортсменке благодарственное письмо за образ девочки в красном пальто в программе под музыку из фильма «Список Шиндлера». Липницкую затаскали по светским «тусовкам», извели постоянными вопросами, взламывали соцсети. Беспощадный русский шоубизнес атаковал спортсменку и не оставлял ей ни единого шанса на личное пространство. Продюсер группы «На-На» и шоумен Бари Алибасов беспардонно допрашивал Юлию, хочет ли она замуж.

Липницкая тяжело переживала время своей внезапной популярности. «Меня это очень сильно выжало. У меня не то, что не осталось сил, мне было реально тяжело. Я не публичный человек. Так было всегда. С детства я была очень сильным интровертом. Чтобы заговорить с незнакомым человеком, мне приходилось делать усилия над собой. Сейчас я намного проще общаюсь с разными людьми, стала гораздо общительнее. Но у меня уже выработались некие привычки, стереотипы, которым я следую. Предпочитаю говорить коротко, по делу и опровергать те вещи, которые мне нужно опровергнуть. В связи с моим долгим молчанием и с досрочным объявлением о завершении спортивной карьеры вылезло много выскочек, написано много статей и взято интервью у людей, которых я не знаю вообще. Поначалу было смешно, пока это не приняло размах какого-то сумасшествия», - рассказывала Юлия в очередном интервью.

Но не только на светских «сабантуях» Липницкая чувствовала себя не в своей тарелке. Любимый лед стал не мил? и спортсменка откровенно сдала позиции после Олимпийского триумфа. В чемпионате России 2015 года она стала лишь девятой и не была включена в состав сборной на чемпионат Европы. Болельщики ждали от Липницкой «золота», но она то поднималась на пьедестал второй, то не попадала в призовую тройку. Сказывались старые травмы, проблемы в прыжковой технике. Как заявляла сама спортсменка, еще в Екатеринбурге она неправильно выучила реберные прыжки. Между Юлией Липницкой и Этери Тутберидзе нарастал конфликт. На горизонте появилась конкурентка Евгения Медведева. Тогда Липницкая решила сменить тренера, но скоропостижности принятия решения помешала федерация.

Конфликты и покровительство

Но камнем преткновения могла стать не только Евгения Медведева. В тот момент, как сообщают журналисты Sports.ru, у Липницкой был тайный «покровитель». Им оказался Петр Макаренко – небезызвестный владелец компании «Телеспорт», крупнейшего игрока на рынка спортивных медиаправ в нашей стране. Тогда в 2014-м году Макаренко называл именно фигурное катание ведущим видом спорта, входящим в Олимпийскую программу, в вопросах рекламы. Олимпиада в Сочи только убедила его в прибыльности этого предприятия. На волне успеха Липницкой Макаренко предполагал, что бренд спортсменки станет наиболее успешным. Но взаимодействия фигуристки и ее рекламного партнера не были преданы огласке. На тот момент единственный внушительный контракт Юлия подписала с Adidas. Сумма, которую компания выплачивала Липницкой, составляла около 100 тысяч евро в год.

Журналисты Sports.ru полагают, что Макаренко вел переговоры исключительно с матерью Липницкой, а это не могло не бросить тень на отношения спортсменки и тренера. По традиции, фигуристы делятся со своими тренерами частью рекламных доходов, таким образом выражая благодарность за успехи. Но Юлия Липницкая, отдавать часть прибыли Этери Тутберидзе отказывалась.

Рекламный потенциал спортсменки реализовать так и не удалось: то Юлия не шла на контакт, то уже сама она стала не интересна, потеряв лидерские позиции в российском фигурном катании.

Новый тренер, старые проблемы

Уйти Липницкой от Тутберидзе все же пришлось. Новым тренером стал Алексей Урманов, а тренироваться Юлия стала в победном для себя Сочи. Тут вновь появилась персона Макаренко – он полностью взял на себя расходы по обеспечению жилья спортсменки. Между тем, Урманов столкнулся с поступательно прибавлявшимся весом Липницкой. По информации источника в окружении спортсменки, лишние килограммы пришли на фоне серьезных изменений гормонального фона.

«Я старалась похудеть, бегала, отказывалась от еды, но ничего не могла сделать. Раньше думала, что фраза - поправляешься от воздуха - это всего лишь такой оборот речи, но то, что происходило со мной, лучше всего отражают именно эти слова. Ложку меда в чай положил – получи килограмм сверху. Вообще порой не понимала, что происходит. Мне ведь действительно казалось, что все ужасы, которые рассказывают про переходный возраст, никогда меня не коснутся», - подтверждала свои проблемы с весом в интервью Юлия Липницкая.

Спортсменка усердно взялась сбрасывать весь. На фоне активного похудения обострились прежние психологические проблемы и Липницкая столкнулась с барьером перед едой. Ограничение в еде стало для Юлии навязчивой идеей, а врачи диагностировали анорексию. В начале этого года опять же на средства Макаренко спортсменка отправилась на лечение в Израиль. К слову, лечение Юлии Антиповой, страдавшей тем же недугом, обошлось в 200 тысяч долларов. Сам Макаренко отказался как-то комментировать свой очередной акт «доброй воли».

Даже после лечения Липницкой вернуться не удалось. Анорексия сказывалась на всем: на внимании, тонусе, мышечной силе. Единственное решение было – закончить карьеру. Так Юлия Липницкая и поступила.

Надежды Макаренко на развитие рекламного бренда фигуристки не оправдались. «Даже если я что-то и делал, то я не буду вам об этом рассказывать», – заявил о своем проекте «Юлия Липницкая».

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

В чем-то ей повезло. Она оказалась, по сути, в нужное время в нужном месте. Ее пик карьеры, ее самый удачный и золотой прокат пришелся на то время, когда стране понадобились новые герои. Совсем рядом все бурлило в Украине и уже было понятно, как к этому относится власть в России. Праздник спорта оказался бы неполным без праздника вокруг спортивных героев. Натурализованные канадцы и корейцы, ставшие в одночасье россиянами, хоть и приносили в общую копилку золото, на эту роль не слишком годились. А тут из ниоткуда появляется девочка. Юная, хрупкая, маленькая, уверенно крутящаяся на скользком люду – разве этого мало, чтобы страна наутро говорила только о ней?

Один сатирик, ничуть не принижая достоинств самой Юлии, тогда сказал что-то о ее роли в политическом самосознании нации, сравнив ее с атлетами берлинской Олимпиады-36. Сколько тогда поднялось шума… Сколько копий сломали депутаты Госдумы… Но нам всем нужна была героиня. Юная, не успевшая наследить своими высказываниями. Девочка, которая катается и старается. Терпит и снова выходит на лед.

«Мы никому ничего не должны» - совсем по-другому поводу сказала как-то совсем другая спортсменка. Так и Юля точно так же никому ничего не должна. Наши ожидания – это, в конце концов, наши проблемы. А у нее есть право на свою собственную жизнь. Как есть право у других родителей делать из совсем не спортивных детей спортсменов, насилуя и калеча их души. Впрочем, это уже совсем иная история.