V4x3 l 1512677952628

Иванушкин – второй бомбардир за всю историю чемпионатов страны. В конце прошлого сезона он разменял тысячу голов и пошел на вторую. Сейчас у Евгения 1002 мяча в 559 матчах. Больше только у Сергея Ломанова-младшего (1016).

В этом сезоне Иванушкин на поле не провел ни минуты. Сейчас его ждут в «Байкал-Энергии» – мощь команды с Иванушкиным и без него различаются в разы. И сборную России трудно представить без семикратного чемпиона мира, который из 13 последних ЧМ пропустил лишь один.

Мы встретились в ТАСС после пресс-конференции, посвященной развитию студенческого хоккея с мячом в России. Евгений как-то непривычно долго надевает куртку, перед этим показав повязку на спине на свежих швах от операции.

– Как же ты поедешь домой по пробкам? – спрашиваю.
– Жена за рулем, а я раскладываю сиденье и лежу. Мне же постельный режим предписан, сейчас вот отпустили на пресс-конференцию по настоятельной просьбе. В понедельник-вторник должны снять швы.

– Когда ты понял, что дело плохо?
– Болевой синдром появился в августе. Я весь июль тренировался и был готов к нагрузкам. Та тренировка была силовой – со штангами и гирями. Пришел домой, лег спать, а проснулся с болями в области груди.

– Ты, случаем, тогда не ударился тогда в фанатизм, добавив к обычному весу киллограммов 100?
– Нет-нет. Веса были привычными. Я с ними всегда работаю.

– К врачам сразу обратился?
– Да. Сначала собрался консилиум неврологов. Посмотрели, ничего не нашли. Потом изучали нейрохирурги – тоже развели руками. Меня проверили много раз: сердце, на туберкулез, даже на онкологию. Все чисто, анализы хорошие – но болит! У меня снимков МРТ целая пачка. Четыре месяца я живу на обезбаливающих и противовоспалительных препаратах. Конечно, о тренировках не могло быть и речи.

– Боль была постоянная?
– Она затихала, но потом возвращалась с новой силой. Шла реакция на любое движение. Но я ни дня не сидел без дела – постоянно искал врачей. Летал на две недели в Сеул, где проходил лечение у очень знаменитого специалиста. Он консультирует очень высокопоставленных россиян. В Израиле сделали какие-то блокады и мне стало очень хорошо. Но прошло две недели и боли вернулись. Стало даже хуже. Вернулся в Москву и думаю: что же делать. Ведь здесь мы прошли почти все центры, которые занимаются спиной. Добрые люди свели меня с президентом ассоциации ветербрологов Атемом Олеговичем Гущей. И он направил к Сергею Васильевичу Колесову, который возглавляет отделение патологии позвоночника в Центральном институте травматологии и ортопедии (ЦИТО). Опять – консилиум. Специалисты точно не уверены, но по но по опыту и интуиции решили, что нужно оперировать позвоночник.

– Когда была операция?
– Дату точную не помню, но в этот день в Иркутске играло московское «Динамо» (29 ноября). Я следил за всеми играми «Байкал-Энергии», но эту посмотреть не смог.

– Сколько она продолжалась?
– Около двух часов.

– Сейчас боли нет?
– Нет.

– В хоккей вернешься?
– Очень этого хочу. У меня еще много планов в русском хоккее (улыбается).

– Когда приступишь к тренировкам?
– Слушай, сегодня я только второй день без обезбаливающих. За четыре месяца! Вот снимут швы, закончатся обезболивающие таблетки, пройдет неделя и я постараюсь начать немного двигаться. Еще психологи говорят, что я жду, когда боль возвратится – это проблема. С ними мы тоже работаем. За это время я соскучился по тренировкам, по команде, по играм, болельщикам. Я не могу без движения и не понимаю, как можно жить без спорта. Тяжело смотреть по телевизору матчи, в которых играют твои товарищи. Хочу обратиться к молодежи: берегите здоровье, цените время, которое вам отведено для хоккея с мячом. Потом, когда закончите, будете кусать локти, но это не поможет.

После этих слов у пожилого коллеги, стоявшего рядом, навернулась скупая мужская слеза. Пришлось интервью заканчивать.

ВОЗВРАЩАЙСЯ, ЕВГЕНИЙ!