V4x3 l 1450195074824

Московскому марафону уже не один год. Однако он так и не занял своего места в календаре тех, кто регулярно бегает на марафонские дистанции. «Советский спорт» попытался выяснить, почему Московский марафон пока не может сравниться с Лондонским, Берлинским и другими известными аналогами в мире.

24 сентября 2017 года в российской столице пройдет пятый Московский марафон. Амбиций у этого спортивного события много – вплоть до того, чтобы встать в ряд с главными марафонами планеты, такими, как Берлинский, Лондонский, Бостонский, Токийский и другими.

Однако когда на такие забеги регистрация заканчивается чуть ли не за год до старта, на Московский марафон все еще можно зарегистрироваться. Пока занято лишь 3223 места из 16 тысяч доступных. Скорее всего, подать заявку можно будет даже за день до старта. И дело тут даже не в цене вопроса. Она мизерная – две тысячи рублей. В чем же дело?

Что же не так с Московским марафоном? Что мешает ему хотя бы приблизиться к лучшим мировым образчикам?


Календарь

Существуют проблемы с календарем. Для проведения Московского марафона выбрана отнюдь не самая удачная дата – 24 сентября. Перенесите старт на неделю – это, возможно, повлияло бы на количество участников в лучшую сторону. Почему?

Все просто – на 24 сентября назначен знаменитый Берлинский марафон. Он входит в список так называемых «мейджоров» - шести главных событий в жизни любого марафонца: Бостон, Лондон, Чикаго, Нью-Йорк, Токио и, конечно, Берлин. Как вы думаете, какой марафон для себя выберет звездный бегун? Да и любитель, у которого есть средства на поездку в Европу? Здесь даже вопросов быть не может. Вот у Московского марафона и число участников не доходит до максимального, и результаты выглядят похуже на фоне заморских конкурентов.

Дистанция: срезы и контрольные точки

Иногда, впрочем, даже Московский марафон может удивить своими результатами. Так в рамках прошлогоднего забега было установлено несколько рекордов. Большинство из подобных результатов, правда, позже были признаны недействительными. Но для этого потребовался серьезный резонанс в беговых кругах. Как так получилось?

Некоторые хитрые бегуны научились срезать дистанцию. Для этого есть несколько способов. Можно просто банально срезать, из одной группы бегущих, переключившись в другую, - которая уже прошла больше дистанции. Второй способ – банально сойти с дистанции, сесть на метро и проехать до следующей станции, которая будет находиться ближе к финишу.

Московский марафон – не Олимпиада, нет камер по всей протяженности маршрута, нет такого количества судей. У Московского марафона мало контрольных точек, на которых засекается результат бегущего. Не всегда эти контрольные точки срабатывают – в финишном протоколе десятки, если не сотни бегунов с пропусками контрольных точек по дистанции, за что, по-хорошему, полагается дисквалификация. Но, видимо, тут дело не только в человеческом факторе - техника подводит, не отстранять же из-за этого честного спортсмена.

Не было пока и возможности следить за результатами бегунов в режиме онлайн – в лучшем случае время свое можно было узнать через несколько часов. В 2017 году будет проходить тестовый контроль времени с публикацией результатов онлайн. Может, это что-то изменит?

Допинг

В прошлом году на московском марафоне разгорелся громкий допинг-скандал. Нет, победителя не поймали на допинге – такая процедура в любительском забеге не проводится.

Однако в Московском марафоне приняли участие два бегуна, которые были ранее отстранены от соревнований сроком на два года – за употребление запрещенных препаратов. Встал вопрос контроля тех, кто бежит: проходят ли они какую-то проверку, или нет? Один из дисквалифицированных в протоколе вообще был записан не как Евгений, а как «Женёк» - явно не по паспорту.

Проблемы на старте

Организаторы обещали, чтобы Московский марафон запомнится своей новизной, красивой трассой и праздничной атмосферой, однако ряд менее и более грубых просчетов нанес репутации соревнования значительный урон.

В прошлом году главными проблемами были проблемы именно на старте. Во-первых, выдача «стартовых пакетов»: в субботу люди по 2 часа стояли в очереди под дождем. Некоторые отказывались от участия в соревновании из-за длинных очередей: 2 часа под дождем на ногах - не то, что нужно перед марафоном.

Во-вторых, старт на дистанцию-спутник 10 км: бегунам пришлось стоять и ждать старта по 40 минут. И это при очень холодной погоде.

Вообще, путаница на старте – отличительная черта Московского марафона: бегуны на разные дистанции не понимают, в каком стартовом коридоре им надо оказаться и как туда попасть. Да и общий старт без деления на секторы в зависимости от предполагаемого темпа бега – это уже давно забытая в других странах проблема.

Проблемы на дистанции

Отсутствие километровых засечек, на которые спортсмены ориентируются во время бега – не единственная проблема.

Больше всего участники забега жалуются на проблемы с водой. Точнее, с ее отсутствием.

– Столиков с водой порой просто нет, – рассказывают участники. – А в 2015 году это привело к смертельному исходу. В 2015 году. Впрочем, нельзя утверждать, что дело именно было в отсутствии воды, но всё же это такая штука, которая напрямую связана с безопасностью.

Кроме того, никто не учитывает нюансов: часто бутылки с водой выдаются в дополнительной полиэтиленовой упаковке («Человек бежит 30-й километр, взял воду, пытается открутить крышку – ничего не выходит. И они ее выбрасывают», – делится наблюдением участница Елена Шмараева); перебои с питанием (по отзывам участников-любителей, бежавших медленно, им еды почти не досталось).

Проблемы на финише

Самым главным разочарованием для тех, кто бежал 10 км, было то, что они бежали не 10 км, а 11 км 600 метров, как признали организаторы.

– Человеческий фактор, – такое объяснение этой ошибке дала представитель организаторов, рассказывая, что водитель машины, сопровождавшей бегунов, въехав на территорию «Лужников», ошибся с поворотом и увел колонну спортсменов «не туда». Люди прикладывают силы, чтобы последний километр-полтора пробежать чуть быстрее – как принято ускоряться на финише. И вот где-то у Новодевичьего монастыря все ускорились, считая, что бегут последний километр. И когда забежали на территорию «Лужников», почему-то все побежали фактически вокруг Большой спортивной арены по большому кругу по набережной.

Трасса получилась длиннее на полтора километра. То есть все выдохлись задолго до финиша и бежали с растерянным видом «боже мой, когда же мы уже, наконец, прибежим». Это, конечно, очень сильно смазало впечатление и от пробежки и от результата, потому что узнать, с каким результатом ты пробежал 10 км, возможности теперь не представляется.

Неприятности продолжились для участников и после финиша: выяснилось, что обязательных для таких марафонов медалей участников у организаторов нет, потому что их не успели растаможить.

На каких-то забегах бывает, что распечатывают тебе прямо тут же небольшую грамоту с временем чипа - и там и твое имя, и твой результат. И это да – приятно и воодушевляет. А тут ты пробежал финишную черту, волонтеры проводили, давали бутылку воды и говорили: «Медали через неделю». Ничего не объясняя.

Точно так же не оказалось на финише так называемых термоодеял, которые накидывают на разгоряченных, обезвоженных марафонцев. Термонакидки тоже застряли на таможне.

Хотя через неделю или через месяц после марафона термоодеяла марафонцам уже вряд ли нужны.

Самая забавная история произошла в прошлом году как раз на дистанции 10 километров – лидера забега на финиш не хотела пускать… полиция. Почему? Так и осталось тайной. Может ,чиновник какой-то не успел проехать на своем авто с мигалками. А может, сентябрьское солнце напекло голову стражу порядка. Но имела место вот такая история.

Но главная проблема не в этом. Главная проблема – постоянные выходы болельщиков на трассу. Это не просто неприятно – это опасно. Одна из участниц даже пострадала, когда на трассу прямо перед ней выскочила девушка в балетной пачке – в результате столкновения бегунья получила множественные травмы и сильную гематому на лице.

Подсчет времени пробега каждого спортсмена только по общему времени (так называемое gun-time), а не по индивидуальному чипу; недельная задержка с публикацией итогового протокола – список можно продолжать долго.

Справка

Один из самых обсуждаемых моментов в социальных сетях, связанных с московским марафоном – справка от врача. Участник должен доказать, что он может бежать и проходит по здоровью. А справка, как мы понимаем, – это и время и деньги.

Вот что говорит один из участников:

– Участник, помимо всего прочего, сам должен «заморочиться» со справкой, которая налагает на организаторов забега ответственность за здоровье спортсмена. Хотя почти везде в мире уже подписывают договор, в котором снимают с себя всякую ответственность и бежишь ты на свой страх и риск. А тут тебе придется вначале пробежать марафон за справкой, дающей тебе право участвовать в забеге.

Виза

В Бостонском марафоне принимают участие представители десятков стран. Как и в Токийском, как и в Чикагском, как и в Берлинском… В общем, вы поняли. Люди готовы лететь за полпланеты, чтобы пробежать легендарные 42 км 195 м. В России такого разнообразия, помноженного на количество иностранных участников, нет. Почему?

Кто преимущественно бежит марафоны в разных странах? Представители развитых стран. Им не нужно, перемещаясь между странами и континентами, в большинстве случаев задумываться о визовых формальностях. А вот когда речь идет о поездке в Россию – иностранцам сразу же приходится собирать огромную кучу документов – ничуть не меньше, чем нам для шенгенской и американской визы. Кому захочется со всем этим возиться? Это точно не упрек в адрес организаторов марафона – просто пояснение, почему цифры намного ниже.

Правда, особо об этих цифрах организаторы, похоже, не сильно-то переживают. Традиционно главная загадка марафона в Москве – это количество финишировавших по сравнению с зарегистрировавшимися. По заявлениям организаторов, в прошлом году на обе дистанции зарегистрировалось 27 000! А в последние 2 дня еще было добавлено 3000. Таким образом, был достигнут официальный лимит на участие в 30 000 человек. Зачем? Сказать сложно. Видимо, привычка отчитываться по максимуму: деньги освоены, пиар проведен, со СМИ поработали, бегунов организовали… Всего, кстати, финишировали 10964 человека: 5349 мужчин и 5615 женщин. Поверить в то, что две трети сошли с дистанции, невозможно.

И ведь вопрос даже не в цифрах участников, а несколько в ином. Марафон – это праздник, праздник спорта, праздник сопричастности. Это праздник не только для приехавших пробежать дистанцию, это праздник и для тех, кто пришел посмотреть на забег. Женщины с детьми, бабушки с внуками, девушки с табличками «Выйду замуж за марафонца».

Дело в общей атмосфере. А ее нет. Никто не работает с аудиторией, не объединяет людей вокруг события. Один из авторов этого материала регулярно приходил с детьми смотреть ежегодный марафон в Берлине. Не сотни, не тысячи, а десятки тысяч людей выходят на улицы, чтобы посмотреть, как бегут эти мужественные, сильные и выносливые люди! Там и не срежешь на метро – кругом люди!

Культура боления не появляется сама по себе – ее нужно создавать, над этим нужно работать. А у нас бегут все по пустым улицам. Тысячи бегунов – и никого вокруг. Только на старте и на финише – родственники, знакомые и случайно оказавшиеся рядом люди.

Московский марафон – дело нужное. Вряд ли кто-то будет спорить. И все сказанное выше – понятное дело, объяснимо: это все проблемы роста. Организаторы учатся на своих ошибках. Каждый раз мы верим, что вот на следующий-то год и со зрителями, и с медалями, и с водой все будет нормально. Но каждый год ситуация повторяется.


Пустые улицы и равнодушие публики – реальность Московского марафона

Теги
Связанные материалы: