V4x3 l 1519266301374

Вместе с прославленными советскими и российскими биатлонистами попытались разобраться в причинах такой неудачи. Экспертам было задано три одинаковых вопроса:

1. Какую оценку можно поставить выступлению наших спортсменов на олимпиаде?
2. Кто виноват в таком результате?
3. Что делать дальше?

Александр Тихонов:

1. Не только биатлону, но в целом делегации поставлю минус сто. Отличились только тем, что установили антирекорд – в биатлоне ни одной медали. Это безголовое руководство, прямо скажу. Можно было бы сделать хотя бы одно полезное дело – расширить список сборной команды и взять молодых, 19-20 лет, обкатать их. Но этого сделано не было, потому что не понятно, с кем советовались. Мы вообще не в курсе, что делается в федерации.

2. Рыба гниет с головы.

3. Самым лучшим будет подать в отставку всему коллективу. Мы лично номинально числились членами какого-то там управления, один раз собрались, и больше никто никого не видел. И тренерский совет прошел всего один, никчемный.

Мне неудобно говорить о себе, но у меня работало 11 человек. За почти 14 лет – 24 золота, 27 серебра и 19 бронзы. Мы были лучшей из всех федераций.

Если бы мне сейчас предложили пост главы СБР, даже за миллион долларов в день не пойду. Я не хочу разгребать дерьмо после всех назначений. У нас ведь проблемы не только в биатлоне, это во всех отраслях.

Светлана Ишмуратова:

1. Трудно оценивать. Эта не та Олимпиада, о которой мечтают все спортсмены. На нашу страну изначально шла психологическая атака. Многих бы, наверное, это подкосило. Однако мы не встали в позу, а поехали бороться. И ребята боролись, хотели победить – это самое главное. В Корее наша команда, как никогда, мобилизовалась и завоевывает медали.

2. Обвинять никого не надо. В сложившейся ситуации надо по достоинству оценить усилия спортсменов. Месяц назад Антон Бабиков прямо заявил: «У меня проблемы с физической подготовкой, не та скорость, я не могу выйти на пик формы». Это звучало как крик души. Он говорил еще и про проблемы с взаимодействием с тренерами. Несмотря на то, что он осознавал свою неидеальную форму, все равно выходил на старт, а психологически это очень тяжело.

3. По окончании Олимпийских игр необходимо провести анализ и постараться исправить системные ошибки в подготовке спортсменов. Нынешняя ситуация в биатлоне никого не устраивает. В российском биатлоне нужна жесткая конкуренция. Если отбор в команду будет прозрачный, по спортивному принципу, то мы получим сильных и конкурентоспособных спортсменов.
Большой риск – не рисковать совсем, как говорит Марк Цукерберг. Не нужно бояться рисковать, спорта без риска не бывает! Нельзя топтаться на месте. Нужно также что-то подглядывать у иностранцев, брать лучшее и внедрять в нашу систему подготовки спортсменов.

Николай Круглов:

1. Если отталкиваться от тех результатов, которых мы достигли, то, мягко говоря, выступление неудовлетворительное. С другой стороны, было бы опрометчиво ждать от ребят хороших результатов, когда они элементарно без команды. В таких условиях крайне сложно бороться с мировыми лидерами.

Главный вывод, который мы можем сделать по итогам этих Олимпийских игр – к сожалению, за последние годы в биатлоне не удалось создать боеспособную команду. Посмотрите на лыжную федерацию: там удалось возродить сильный коллектив, который завоевывает медали практически в каждой гонке. Ребята просто выходят и делают свою работу.

2. Этот вопрос нужно задать в первую очередь федерации и послушать их комментарии на сей счет. Мне видится, что это именно ее недоработка. Исключительно она занимается формированием тренерского штаба, набирает команду специалистов, разрабатывает и утверждает тренировочные планы. Не получается у нас создать условия для тренеров. В свое время мы винили Пихлера в его методиках, а сейчас шведы под руководством Вольфганга завоевали медали, причем одну из них – золотую.

3. Мне кажется, пришло время серьезно отнестись к взгляду со стороны. Когда в одном и том же котле, кажется, что все нормально, но когда привлекаешь специалистов с опытом работы извне, нужно прислушаться к нему и поменять собственное отношение к проблеме.

Нужно постепенно отходить от понятия «сборная России». Сборная России – это та команда, которая принимает участие в Олимпийских играх, чемпионатах мира, этапах Кубка мира. И я не вижу никакой сложности в том, чтобы понятие «сборная команда» носило более широкий характер. Это и основной состав, и ближайший резерв, который можно было бы безболезненно использовать для ротаций.

Владимир Драчев:

1. Я бы сказал не конкретно о спортсменах, а о команде в целом, куда входит руководство, тренеры. Они сработали неудачно. Не подвели команду к главному старту четырехлетия, не отработали весь сезон, не смогли нормально подготовить резерв. Мы видим во всех направлениях провалы.

2. Сложно сказать, кто виноват. Есть проблема – ее надо решать. Может, методика подготовки подвела, нагрузку не ту выполняли, график не тот составили, не того ставили на гонки. Очень много нюансов и вопросов.

3. Дальше надо проводить коренные перемены в биатлоне, причем чем быстрее, тем лучше.

Если бы мне поступило предложение стать главой Союза биатлонистов, я бы согласился. Работаем над этим вопросом как раз. Мы примерно понимаем, что там есть, а дальше надо поднимать резерв, готовиться к Пекину-2022, создавать команду, структуру. Также нужно развивать базу, регионы, менять систему подготовки и тренерский совет. А сейчас работали только со сборной командой, забыв о резерве и других спортсменов. Это неправильно.

Практика приглашения иностранных тренеров вообще никак не оправдана. Они никогда не сработаются с нами. Приглашая иностранного тренера, мы должны понимать, что это совсем другой менталитет. Есть много нюансов, которые они не понимают. Нам самим нужно поднимать школу отечественных тренеров, проводить семинары, обучать их, давать лучший опыт работы, взяв что-то из советской системы. Новое – это хорошо забытое старое. Биатлон идет вперед, развивается, но базовую работу никто не отменял. Если дом строить без фундамента, он начнет качаться, что у нас и происходит. Мы ушли на верхние этажи и занимались только сборной командой. Где молодежь? Где резерв? Система запущена очень сильно.