V4x3 l 1518499190959

– Достаточно ли чемпионам мира бронзовой олимпийской медали для абсолютного счастья?

Брызгалова: – Когда мы ехали сюда, то говорили, что любая медаль для нас будет большой победой. Мы знали, что можем взять медаль. И рады, что это получилось. Пусть это бронза, но для нас она очень важна.

– Словечко «пусть» задело.
– Возможно, мы могли взять тот полуфинал. Но победил сильнейший, а мы свое забрали.

– Что-то не получилось в этом матче?
– В шестом энде у нас был бросок на плюс-3. Но он немного пошел не так. Хотя в том моменте стоило рискнуть.

– Правда, что вы не спали всю ночь?
– Да, очень плохо спали. У нас было мало времени, мы поздно приехали после матча. Постарались выкинуть дурные мысли из головы. Отдохнули совсем мало.

– Вы улетаете 16 февраля. На какие соревнования хотите сходить?
– Надеюсь, мы подольше задержимся. Хотим поболеть за девочек. Они нас тоже здорово поддержали.

– Как вам удалось сохранить дуэт, который хотели разбить?
– Мы работали с другим тренером в микст-дабле. Возникло мнение, что нам будет мешать то, что мы – пара. Не сможем показывать хороший результат. Поэтому Саше предложили играть с другой девочкой. Но он отказался. Тогда мы пролетели мимо сборной. И начали с нуля восхождение наверх.

Крушельницкий: – На наше счастье пришел Василий Гудин, который начал работать нашим тренером.

– Гудин сказал, что как только вы перестали выяснять отношения на площадке, то сразу же пошла игра. Согласны?

Брызгалова: – Всегда возникают эмоции, потому что волнуешься, ошибаешься. Думаешь: «Ну что ж такое? Почему не можем лучше?» Да, выясняем отношения. Но в последних двух матчах мы сыграли очень спокойно. И даже когда со швейцарцами не получилось сыграть восьмой энд, мы не ругались, а были одной командой.

– А на обычную жизнь это переносится?
– Можем обсудить игру в течение часа, а потом переключаемся.

– Если вы дома поругаетесь, то как потом на лед выходить?

Крушельницкий: – Мы в обычной жизни почти не ругаемся. Это у нас только в керлинге случается.

– Вы расскажите, как шлепнулись-то в четвертом энде? Мы ахнули…

Брызгалова: – Я просто поехала спиной и забыла, что там стоит мой камень, который я привезла. А у нас уже такая традиция – падать в финале. Так ведь и на чемпионате мира в 2016 году было, когда Саша вез последний камень на победу. Я тоже спотыкнулась, упала.

– У вас сейчас что-то болит? Какое-нибудь место?
– Нет. Мягкая посадка!