V4x3 l 1513876587516

«ЗА «ЮГРОЙ» НЕ СЛЕЖУ»

– Я сюда приехал, чтобы рассказать о привлечении большего количества детей в наш спорт, – объяснил Захаркин. – Нам нужна популяризация хоккея. Нам необходимы конкретные мероприятия, направленные на увеличение занимающихся – и мальчиков, и девочек. И на расширение географии тоже. Кое-какие соображения есть и у меня, и у представителей хоккейной академии «Ак Барс».

– Как вы преподаете в Казани? Сами выходите на лед?
– Тут несколько этапов. Есть образовательная программа – это практическая и теоретическая работа с тренерами. Есть нормативные документы, которые нужно отработать для того, чтобы правильно развивать хоккей в республике. Возможно, это будет модель для всей России.

Есть цель – создание центра подготовки талантливых хоккеистов и доведение молодых игроков до элитного уровня. Все знают, что путь до профессиональных команд всегда очень тяжел. И мы решили на этом сосредоточить свои усилия, чтобы готовить еще больше игроков для лиги.

– Поглядываете на «Югру», где вы начинали этот сезон?
– Нет, не поглядываю. Потому что очень хорошо знаю этот клуб. У меня были предложения и мысли, как изменить то, чего не хватает для успешного выступления в КХЛ. Но мои пожелания не были приняты. Поэтому то, что там происходит, для меня уже неинтересно.

– «Югра» стоит на вылет из лиги. Худший клуб по рейтингу КХЛ.
– Я ведь понимал, куда иду. Просто был уверен, что при поддержке и совместной работе менеджеров, тренеров, игроков нам удастся создать боеспособный коллектив, который мог бы посоревноваться и выполнить те требования, чтобы команда не была отчислена из КХЛ.

Но к сожалению, получилось так, что по понятным мне причинам эта программа была… не то, что игнорирована. Однако ее очень долго заминали. Мы пробуксовывали – и в итоге получилось то, что есть.

«НЕ ОЦЕНЮ БЕЗУМИЕ РОДЧЕНКОВА»

– Вам поступают предложения по ходу сезона куда-нибудь влиться?
– Предложения есть. Но я понимаю, что для эффективной реализации своих идей необходимы определенные условия.

– Пока рано вам возглавить кого-то в КХЛ?
– Не знаю. Просто мне сейчас интересно работать с коллегами в академии. Там очень любопытные тренерские группы. Вы ведь знаете верхний срез – тренеры, которые работают в клубах КХЛ. Но ведь у хоккея есть большая глубина, и когда контактируешь с такими ребятами, то глубже и лучше понимаешь, что происходит в российском хоккее, почему так. Не секрет, что нам нужно расширять количество талантливых ребят, чтобы успешно конкурировать в мире.

– Вы с 80-х работали в научной группе при сборной СССР. Пересекались там с Григорием Родченковым? Он еще Бена Джонсона ловил на допинге в 1986 году, когда канадец выступал на турнире в Москве и еще не превратился в падшего ангела.
– Я с ним лично встречался несколько раз, общались на совещаниях. Много обсуждали проблемы антидопинга. Я не так хорошо с ним знаком, чтобы его как-то характеризовать. Но мне показалось, это очень серьезный специалист.

– А сейчас Родченкова называют каким-то безумным профессором.
– Не могу оценивать степень его безумия. Не буду говорить о его личностных характеристиках. Но он мне тогда показался, как профессионал, очень значительным.

– Родченков излагал в дневнике, как подкатывал со своим коктейлем «Дюшес» к главному тренеру сборной Зинэтуле Билялетдинову и врачу Валерию Конову. Хоккеисты тогда отказались. А вам с Вячеславом Быковым такие предложения поступали?
– Никогда в моей долгой практике работы не было никаких предложений ни от кого по поводу использования допинговых средств. И вы знаете нашу позицию, что мы принципиально всегда против применения стимулирующих препаратов, влияющих на результат.

– Сейчас за допингом в России следят лучше, чем в советское время? Есть эволюция?
– Я же не специалист в этой области. Но немного знаю биохимию. И могу сказать, что технологии играют важнейшее значение в этой специальной области медицинской деятельности. Но я бы не стал акцентировать внимание именно на этом. Вы лучше посмотрите, как хорошо ФХР развивает хоккей в стране. Давайте думать о позитивном.

«НАША СБОРНАЯ ОЧЕНЬ ЗАРЯЖЕНА»

– В таком важном турнире, как Олимпиада, сколько процентов успеха составляет мотивация?
– Она имеет решающее значение на краткосрочных турнирах. Особенно в таком специфическом соревновании, как Олимпийские игры. Математикой это не измеришь. Но я бы сказал, что мотивация дает больше половины от общего вклада.

– То, что у сборной России не будет родного флага – это заведет или прибьет команду?
– То, что я читал, какие высказывания наших хоккеистов видел... Это говорит о том, что ребята очень хорошо заряжены. Они готовились к этой Олимпиаде. И это долг перед российским народом, чтобы наша хоккейная дружина завоевала олимпийское золото. Так что настрой будет запредельным. Да и соревновательные условия благоприятствуют…

– То, что не будет игроков НХЛ?
– Именно так.

– А что говорят в Швеции и других странах о нас? Называют любителями допинга?
– Я никогда не слышал, чтобы так говорили о наших хоккеистах. Да и зачем допинг в нашем виде спорта, где важно сделать правильную передачу, точно бросить? Да, можно повысить выносливость. Но это не самое главное. Куда важнее – мастерство и техника.