Чемпионат мира по футболу в России завершился 15 июля. Спустя несколько дней Международная федерация футбола (ФИФА), в оперативном управлении которой на время турнира находились все арены чемпионата, официально вернула России новенькие стадионы. 

Через три недели после окончания чемпионата правительство утвердило «Концепцию наследия чемпионата мира». Документ описывает экономическую модель использования стадионов, которые были построены к чемпионату мира. Заявленная цель – «добиться эффективного использования спортивной инфраструктуры». Главное, о чем еще говорится – это объемы финансирования из федерального бюджета, которые получат регионы для содержания громадных инфраструктурных объектов. Речь идет о стадионах, которые были построены специально к ЧМ-2018. Это семь арен, они расположены в Волгограде, Калининграде, Саранске, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Самаре и Екатеринбурге. Остальные – московские Лужники и «Открытие-Арена», петербургский «Санкт-Петербург Арена», «Казань-Арена» и сочинский «Фишт» – будут жить по другим правилам, помощь их владельцам эта программа не предусматривает.

Итоговая сумма по концепции «наследия» – 16 млрд рублей. Именно во столько обойдется содержание стадионов до 2023 года. Все семь указанных футбольных арен планируют до конца 2019 года передать в собственность субъектов РФ. 

Предполагается, что после 2023 года затраты на содержание стадионов полностью лягут на регионы, которые найдут внебюджетные источники финансирования. Врио губернатора Нижегородской области Глеб Никитин заявил, что «это будет логично, но концепция, естественно, может быть пересмотрена».

Уточнение ключевое – «может быть пересмотрена»: в среднем содержание одной 45-тысячной арены, по мнению авторов концепции, обходится в сумму не менее 300 млн рублей в год. Для региона это существенные деньги. Концепция «наследия» как раз и создана, чтобы помочь регионам приблизить стадионы к самоокупаемости.В реальности это означает, что в условном Саранске должен появится клуб с посещаемостью уровня «Спартака» или «Зенита». При этом в двух городах, где появились новые стадионы, численность населения составляет меньше 500 тыс. человек.

Какова выручка у стадионов в России?

Еще до начала чемпионата мира вопрос о судьбе будущих стадионов широко обсуждался: критики указывали, что строить большие и дорогие арены в Саранске, Калининграде или Нижнем Новгороде, где матчи местных команд почти не собирают зрителей, довольно рискованно: такие стадионы обречены на запустение и разруху.

В спорах о стадионах чаще всего вспоминали пример Бразилии – страны, принимавшей предыдущий чемпионат мира в 2014 году. В южноамериканской стране тоже к турниру построили несколько современных стадионов в расчете на то, что после Кубка мира их будут заполнять местные болельщики. Однако этого не случилось, и пустующие арены чемпионата мира-2014 попали в категорию «белых слонов»: в английском языке так обозначают что-то дорогое и абсолютно бесполезное. Яркий пример – национальный стадион имени Гарринчи, построенный в Бразилии. Стоимость его строительства составила порядка $900 млн, трибуны вмещают 72 тысячи зрителей. Сейчас он практически заброшен.

Как раз для того, чтобы избежать повторения негативногобразильского сюжета и утверждена «Концепция наследия». Об этом, в частности, заявил гендиректор РФС Александр Алаевв интервью бразильскому изданию O Globo:

«Мы изучили подробно предыдущие чемпионаты мира в Бразилии и ЮАР, поэтому у нас с ФИФА разработана программа наследия ЧМ. Наша главная цель – избежать подобных проблем. Мы хотим, чтобы стадионы функционировали и использовались клубами. Тут будут проходить обучение игроки. Они и станут нашим наследием», – рассуждал Александр Алаев.

Опыт Бразилии действительно может оказаться полезным. Проблемы организации крупного турнира в обеих странах во многом схожи– большая смета строительства и небольшая посещаемость чемпионатов. Аналитики из консалтинговой компании JLL подсчитали итоговую стоимость российского турнира – 683 млрд рублей ($11,6 млрд), из которых 265 млрд рублей ($4,5 млрд) составили затраты на спортивные объекты. Итоговая сумма сопоставима с расходами на ЧМ-2014, которые совокупно составили также $11,6 млрд.

Для того, чтобы деньги не были потрачены безвозвратно, арены должны окупаться. Основная статья доходов футбольного стадиона – выручка с билетов. Другими словами, главный показатель потенциального дохода – посещаемость. И в Бразилии, и в России власти рассчитывали, что после чемпионата мира посещаемость внутреннего первенства тоже вырастет.

Бразильский опыт показал, что этого может и не случиться. В сезоне-2013 средняя посещаемость матчей бразильского первенства составила 15893 человека, в сезоне-2014 (год чемпионата мира и введения в действие новых арен) – 16932 человека. В 2015 году средняя посещаемость достигла рекордного уровня – 17160человек, но затем снова начала снижаться. Состояние эйфории прошло, и менее чем 10-процентный рост посещаемости чемпионата мира исчез: в сезоне-2016 на матч ходило в среднем 15809 человек, а в сезоне-2017 – 16418.

Что касается средней посещаемости российской лиги, то в сезоне-2017/18 она составила 13971 человек. В 2016/17 и 2015/16 – 11415 человек и 11046 человек соответственно. После чемпионата мира на матчи РПЛ стали ходить больше – по итогам первых двух туров средняя посещаемость составила 20,5 тыс. человек. Удастся ли сохранить такой высокий для России уровень заполняемости трибун – пока неизвестно.

Сколько стоит иметь стадион

Пока стадионы не заполняются и не могут собирать деньги сами, им нужна финансовая поддержка для их содержания. В «Концепции наследия» эта поддержка прописана в деталях. Все семь упомянутых выше стадионов сейчас находятся в федеральной собственности. Хозяйственное ведение на объектах осуществляет компания ФГУП «Спорт-Инжиниринг». Это подведомственная Минспорту структура – застройщик стадионов к ЧМ-2018.

В общей сложности на стадионы будет потрачено 9,3 млрд рублей бюджетных средств. Из этой суммы 8,7 млрд – средства из федерального бюджета и 600 млн из бюджетов субъектов РФ.

8,3 млрд рублей из бюджета пойдут на содержание стадионов до 2023 года. Еще 1 млрд рублей потратят на адаптацию арен – для каждого стадиона выделят по 70,8 млн рублей на ограждения для гостевого сектора и защитные покрытия, также на установку рекламных конструкций. Еще 570,8 млн рублей потратят на демонтаж части трибун «Екатеринбург-Арены», вместимость которой будет уменьшена.

В концепции детально прописана программа финансирования стадионов. Например, дешевле всего обойдется содержание «Мордовии Арены» – до 2023 года с учетов внебюджетных источников расходы на ее содержание составят 1 млрд 488 млн рублей. Дороже всего – «Екатеринбург Арена», 1 млрд 825 млн рублей.

Средняя сумма, в которую будет обходится содержание арены в год – 300 млн рублей в год. Чуть ниже в концепции указаны расходы только на «Мордовию Арену» – в 2019 и 2020 годах 288 млн рублей и 299 млн рублей соответственно.

Иными словами, по расчетам правительства, после 2023 года каждый стадион из программы наследия должен будет зарабатывать не менее 300 млн рублей в год, чтобы покрывать расходы на свое содержание.

Может ли российский стадион зарабатывать столько? Да, если он связан с популярным клубом в большом городе. В России выручку таких масштабов показывает немного стадионов – например, «Открытие Арена». Согласно финотчетности «Спартака», по итогам сезона-2016/17 года билетная выручка составила 579,4 млн рублей, а в сезонах 2014/15 и 2015/16 она составляла 449,3 и 446,9 млн рублей соответственно.

Другими словами, стадионы станут точно самоокупаемыми, если в Саранске, Калининграде и Волгограде будет клуб с посещаемостью как у «Спартака» или «Зенита», плюс на него еще будут покупать билеты по московским или питерским ценам. Сегодня ничего подобного в этих городах нет.

Почему денег болельщиков не хватит на всех

Сравнивать провинциальные клубы с московским «Спартаком» очень сложно. Все же в случае со «Спартаком» речь идет об одном из самых посещаемых клубов в России. В сезоне-2016/17 (более свежие финансовые данные клуб не публиковал) средняя посещаемость «Спартака» составила 32670 человек. В общей сложности было продано 263835 билетов и 15972 абонемента. В среднем стоимость одного билета составляла приблизительно 1450 рублей. Помимо стандартных билетов, активно клуб продает места в VIP-ложи для обеспеченных болельщиков. В сезоне-2016/17 была продана 41 ложа «Спартака», что принесло клубу 403,4 млн рублей.

Ничего подобного нет в городах, где расположены 7 новых стадионов, которые до 2023 года будут поддерживаться федеральным бюджетом. Лучший показатель посещаемости был у «Ростова» – в сезоне-2017/18 на клуб приходило в среднем 12,7 тыс. человек. Остальные клубы в сезоне-2017/18 не собирали более 10 тыс. человек: «Балтика» и «Урал» имеют среднюю посещаемость домашних матчей 8 тысяч зрителей, «Крылья Советов» – 7,5 тыс., «Нижний Новгород» – 5,2 тыс., «Ротор» – 3,7 тыс., «Мордовия» – 2,4 тыс. (данные за сезон-2016/17, в 2017/18 команда выступала в ПФЛ).

После ЧМ-2018 на новые стадионы приходит существенно больше болельщиков. По итогам двух туров РПЛ, средняя посещаемость составила 20,5 тыс. человек. В ФНЛ – порядка 6 тыс. человек (это вдвое больше средней в прошлом сезоне). Но для заполнения 45-тысячных арен этого явно недостаточно. К тому же делать выводы по первым турам пока рано. А главное – нет пока никаких причин считать, что рекордная посещаемость сохранится в Саранске, Нижнем Новгороде, Калининграде или Волгограде и после 2023 года.

Кроме того, помимо посещаемости, выручку стадиона определяет и средняя стоимость билета. В случае со «Спартаком», речь идет о средней стоимости билета в 1,4 тыс. рублей. Для команд уровня «Мордовии», «Балтики», «Ротора» или «Нижнего Новгорода» стоит говорить о максимальной стоимости билета в 1 тыс. рублей (за исключением лож).

По концепции «наследия» бюджетное финансирование стадионов планируется постепенно сокращать за счет роста внебюджетных доходов. После 2019 года регионы должны работать над поиском источников внебюджетного финансирования. В то же время сами стадионы должны использоваться прежде всего командами, а не в качестве коммерческой недвижимости. Об этом в частности говорили в ходе заседания Совета по развитию физической культуры и спорта.

Смогут ли регионы самостоятельно содержать новые арены?

Справятся ли регионы сами?Теоретически это возможно: 300 миллионов рублей в год составляют доли процента от размера их бюджетов. Исключение – только Мордовия, где расходы на содержание стадиона составляют ровно 1%. Утвержденные плановый размер бюджета республики в 2019 году составит 30 млрд рублей. На такой же объем доходов рассчитывают региональные власти в 2020 году. Содержание «Мордовии Арены» в эти периоды времени в среднем обойдется в 282 млн рублей ежегодно.

Размер бюджетов Калининградской, Самарской, Ростовской, Свердловской, Нижегородской областей превышает 100 млрд рублей в год. В среднем содержание арены для них обойдется менее чем в 0,3% от размера бюджета в год. В Волгоградской области это порядка 0,4% от бюджета. Содержание «Волгоград Арены» оценивается в 311 млн рублей ежегодно (до 2020 года). Запланированный общий объем регионального бюджета – 79 млрд рублей на 2019 год и 81 млрд рублей на 2020 год.

Тем не менее, содержание стадионов без помощи федерального центра будет слишком обременительным для регионов. Например, в Волгоградской области аналогичные суммы – около 300 миллионов рублей в год – уходят на финансирование всей системы «скорой помощи».

Для клубов содержание новых арен тоже непосильная ноша. Из всех команд, которые чемпионат мира осчастливил появлением нового стадиона за счет федерального бюджета, в наилучшем положении находится «Ростов». Но и у него годовой бюджет составляет, по официальным данным, около 1,7 млрд рублей, причем значительная часть средств поступает из регионального бюджета, и губернатор уже объяснил, что расти эта часть не будет.

В результате понятно, почему сегодня ни регионы, ни профессиональные клубы принимать на свой баланс новенькие стадионы не хотят.

Играть будут местные

Федеральные власти достаточно жестко дали понять, что деньги на содержание арен до 2023 года будут выделяться только при условии, что эти стадионы будут использоваться по назначению. Это значит, что на аренах должны играть местные футбольные команды.

Клубы арендуют арены у ФГУП «Спорт-Инжиниринг». Согласно опубликованным данным о госзакупках, средняя стоимость аренды стадиона на игры в конце прошлого сезона составляла чуть больше 2 млн рублей. Контракты заключали в частности «Ростов» и «Ротор», чьи новые арены успели ввести в действие еще весной. Арендовали, как правило, на одну игру. В начале этого сезона волгоградский клуб заключил контракт со «Спорт-Инжиниринг» уже до конца года. Итоговая стоимость – 26 млн рублей, речь идет об аренде стадиона на 11 матчей. Таким образом, аренда стадиона на одну игру для «Ротора» будет составлять приблизительно 2 млн 363 тыс. рублей.

Арендовать стадион недостаточно: клуб также нанимает на время проведения матчей стюардов и секьюрити внутри арены и по ее периметры. Их услуги обходятся в 1 млн 420 тыс. рублей и 824 тыс. рублей соответственно. В общей сложности стоимость одной игры «Ротора» составляет приблизительно 4 млн 600 тыс. рублей. Если учесть, что в сезоне команда проводит 19 домашних игр – услуги по «Волгоград Арене» им обойдутся приблизительно в 90 млн рублей в год. Это немало, но существенно меньше, чем 300 млн рублей в год на содержание арены (без учета стоимости найма сотрудников служб безопасности).

Такая же ситуация у «Ростова». Клуб арендовал стадион у «Спорт-Инжиниринг» до конца сезона, итоговая сумма по контракту за аренду на один матч – 2 млн 365 тыс. рублей. Также «Ростов» заключил соглашение по охране стадиона на 15 игр на общую сумму 9,6 млн рублей. В общей сложности, расходы на аренду стадиона составят около 45 миллионов. Другими словами, «Ростову» намного выгоднее арендовать стадион, чем брать его в собственность. Как, впрочем, и всем клубам, которые будут играть на новых стадионах.

Без концертов и денег - что будет со стадионами через пять лет?

До 2023 года судьба новых арен определена. Футбольные клубы «Мордовия», «Урал», «Ростов», «Ротор», «Балтика», «Крылья Советов», а также «Олимпиец», только что переименованный в «Нижний Новгород», будут играть на новых стадионах, за поддержание которых в работоспособном состоянии заплатит федеральный бюджет. Иными словами, все жители России, вне зависимости от того, болеют ли они за «Мордовию» (и вообще – интересуются ли они футболом), будут платить за содержание стадионов в Саранске, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону, Волгограде, Калининграде и Самаре.

Но что ждет эти арены через пять лет? Начнут ли провинциальные клубы собирать по 25-30 тысяч зрителей на каждый матч? Будут ли каждый месяц в Саранск приезжать группы калибра Guns'N'Roses и продавать по 20 тысяч билетов? Или накануне «часа Х» придется собирать еще один президентский Совет по спорту и выделять из федерального бюджета дополнительные средства на то, чтобы жители семи счастливых городов могли наслаждаться российским футболом в комфортных условиях?

Возможно, единственное, что может реально вывести стадионы на самоокупаемость – качественный прорыв всего российского футбола, причем не только на поле, но и в деле построения полноценной футбольной экономики. Только в том случае, если зрители на матчах будут получать сервис и настоящее зрелище (да еще и подкрепленное результатами), есть шанс, что у людей появится желание ходить на стадионы, вживую смотреть на футбол, да еще и платить за это свои деньги. Без улучшения качества футбола все эти цифры останутся только на бумаге. Но это уже отдельная история.