V4x3 l 1526995262196

От возвращения в «Зенит» золотого тандема Сергей Фурсенко – Константин Сарсания веяло оптимизмом. Впервые за несколько лет была озвучена стратегия, руководители стали подробно обьяснять свои решения. Было снято информационное оцепление, и когда Сарсания вошел в курс дела, то все узнали, что спортивная составляющая клуба находится в упадке. Прошел год. Проведена масшабная работа. Но оценка состояния не изменилась.

АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО

7 октября 2017 года поделило жизнь клуба на «до» и «после». Уход из жизни Сарсании отправил «Зенита» в затяжной нокаут. Масштаб влияния спортивного директора был безграничным: за несколько месяцев клуб и Сарсания стали тождественными понятиями. Все ключевые спортивные решения, от кадровых перестановок в Академии до дальнейших селекционных приоритетов были завязаны на Константине Сергеевиче.

Кстати, он был против приглашения Роберто Манчини и убеждал коллег, что задачу выиграть все здесь и сейчас тот же Дик Адвокат решит быстрее и надежнее. Но идея «фикс» нового старого президента (Фурсенко приглашал Манчини еще в 2012 году – в сборную России; подписанный контракт хранился в сейфе РФС) за шесть лет набрала такую силу инерции, что даже могучий авторитет Сарсании оказался перед ней бессилен.

Вскоре после горького прощания с ним стало известно о недовольстве некоторых зенитовцев обособленностью аргентинской диаспоры и невозможностью нормального контакта с ними на поле из-за того, что они не знают ни русского, ни даже английского. Действительно, аргентинцы общались только между собой, слушали аргентинские песни, танцевали под аргентинское танго, а русский учить даже не собирались. Претензии к соотечественникам Месси копились не только у партнеров. Их набралось в итоге столько, что весной латиносы сами рвались раздавать интервью, в которых они могли бы убедить постепенно зверевших болельщиков в своей ответственности за результаты «Зенита».

Осенью, когда иссяк голевой запас Кокорина, Манчини посетило открытие. Мистер уже убедился, что Дриусси и Ригони в атаке не помощники, и каждую очередную ничью сопровождал посланием «наверх» о срочной нужде в забивающих форвардах. Что входило в диссонанс с позицией клуба: летом «Зенит» крепко потратился на селекцию «под Манчини», с его согласия раздал в аренду целую команду, поэтому были все основания ожидать от тренера реализации внутренних резервов.


СОВРЕМЕННО, НО НЕ ДЛЯ ВСЕХ

Сергей Фурсенко до последнего пытался изменить позицию итальянца по поводу Шатова, но точка невозврата в рабочих отношениях игрока и тренера была уже пройдена. Называть эту позицию «бзиком» – все-таки преувеличение. Манчини, как и любой специалист такого калибра, имеет стойкий взгляд на футбол вообще – и на тот, в какой должна играть его команда. «Скорость. Стремительность. Интенсивность». Обычно такими словами описывали тренировочный процесс Манчини побывавшие на его занятиях футболисты. Но не у каждого из них опорно-двигательный аппарат выдерживает эту стремительность.

Тут бы и пригодились знания и дипломатия Сарсания, могли стать буфером между требованиями руководства и позицией Манчини. А без него тренер просил одних футболистов, отказывался от других, а «Зенит» покупал третьих…

Между прочим, содержание занятий Мистера хвалили и те, от кого он отказывался: «Интересно, полезно, современно». Причем выкладывался он на тренировках по полной до последнего дня в «Зените». Другое дело, что методики Мистера годятся далеко не всем. Явно прогрессировали те, кто умеет в футболе всё и любые тренерские замыслы распознает с полуфразы. Показательно, что относящиеся к этой группе Кришито, Иванович, Кокорин, с оговорками Паредес и расцветающий Кузяев провели сезон на достойном уровне. Но игроков из «второй категории», которым нужно было все показывать и разъяснять, в «Зените» гораздо больше. С ними Манчини работать не привык. Это объясняли Фурсенко еще год назад. Но он не послушал. Обошлось это упрямство рекордно низким за последние десять лет местом в таблице.

Похоже, и на последнем совете директоров речь шла о различиях между тренером популярным, титулованным – и тренером, «Зениту» подходящим. Клуб слишком долго разочаровывает Алексея Миллера, чтоб тот ограничился одной лишь, пускай и жесткой, критикой в адрес Фурсенко. Если подтвердятся вести о том, что директорат урезал полномочия президента, то теперь Сергею Александровичу придется в разы тщательней аргументировать, кого и почему он приглашает.


КТО НУЖЕН «ЗЕНИТУ»

Присутствие Сергея Семака среди кандидатов на место ушедшего Манчини вроде бы означает, что «Зенит уже начинает жить по-новому. Но Семаку ли доверят рулить «Зенитом» или кому-то другому, результат окажется локальным и кратковременным, если клуб не найдет фигуры, равной по масштабу Константину Сарсании.

В последние годы футбол регулярно преподносит «Зениту» ценные уроки, убеждая: без фигуры, наделенной властью и знающей предмет «от и до», любая стратегия обречена. Но Оресте Чинквини намерен уехать вслед за Манчини. Опыт заместителя спортивного директора Вячеслава Малафеева – полгода. Приглашение авторитетного и обладающего крепкими связями в мировом футболе иностранца может оказаться такой же авантюрой, как и ставка на Манчини. А фамилии российских кандидатов пока не всплывали.

Что логично: Сарсания был уникальным менеджером, и заменить его, не исключено, вообще невозможно.

Оставаясь примером во многих аспектах клубной жизни, «Зенит» все чаще становится типичным явлением российского футбола. Иллюстрация к сказанному: после ухода Сарсании желающие его заменить нашлись быстро. Около 30 человек. Среди них и те, чье упоминание применительно к такой должности вызовет истерический смех. Различать в подобных «резюме» возможную пользу для клуба от желания за его счет напомнить о себе, попутно удовлетворяя свои интересы, – первая задача, c которой новый спортивный директор должен уметь справляться оперативно.

Иначе «Зенит» продолжит бег на месте.