V4x3 l 1526404730385

Корреспондент «Советского спорта» поговорил с врачом той команды Андреем Гришановым, который работал в сборной девять лет, и выведал все секреты.

«БУДЕШЬ РАБОТАТЬ ОДИН»

– Когда вас первый раз пригласили в сборную?
– В 2003 году. Тогда национальную командвозглавил Георгий Ярцев. Я работал в клинике в «Лужниках», поэтому футбол всегда был рядом. Но в сборной было много нового и интересного.

– Как восприняли нового врача игроки?
– Многие футболисты меня знали, никакого дискомфорта не возникло.

– Георгия Ярцева в сборной сменил Юрий Семин, потом немного поработал исполняющим обязанности главного тренера Александр Бородюк, пока 9 июля 2006 года на пост наставника был назначен Гус Хиддинк. Первую встречу с голландским тренером помните?
– Так получилось, что на встрече с персоналом сборной – не люблю слово штаб, оно как будто из армии – не оказалось переводчика и я переводил. Представил всех. Гус, кстати, как-то заметил в разговоре с персоналом сборной: если я не обращаю на вас внимание, не разговариваю, значит вы все делаете правильно и не мешаете мне постоянно думать о футболе.

– У вас идеальный английский?
– Нет, идеальный он может быть только у тех, кто живет в Англии и США. У меня английский язык на хорошем уровне. Понимаю и перевожу без особых проблем.

– А у Гуса?
– У него язык академичный и аккуратный. Хиддинк говорит, как учительница в школе.

– Голландцы почти все знают языки.
– Гус, как мне кажется, говорил на многих языках. Со мной – по-английски, с Александром Бородюком – по-немецки, с помощниками-голландцами – по-голландски, а с Роберто Карлосом, когда работал в «Анжи», – по-испански.

– С вами Хиддинк обсуждал план подготовки к Евро-2008?
– Нет, у каждого свои задачи. Все стратегические решения принимал только Гус.

– Он доводил до игроков и персонала сборной мысль, что главный шанс сборной России – в хорошей функциональной готовности?
– Она была, но это – тренерские вопросы. За функциональную подготовку отвечал Раймонд Верхейн, а мы ему в этом помогали.

– Согласитесь, и в советские и в российкие времена, функционалка была козырем наших команд?
– Насколько это важно, нужно спрашивать у тренеров.

– Готовились в горах?
– Не совсем. Сначала был маленький сбор в Москве, потом переехали в очень красивый немецкий городок Ротах Эгерн, что в 40 км от Мюнхена. А перед чемпионатом Европы и во время него жили в австрийском Леоганге. Он расположен в 800 метрах над уровнем моря. Легкое среднегорье.

– Для подготовки к таким сложным турнирам важна высота?
– Возможно, это важно для легкоатлетов. А мы просто поселились в той местности, где проходили игры. Кстати, постоянно менять высоты, спускаться и подниматься, не очень хорошо для функционалки игроков.

– Обычно у сборной России два врача. Почему вы работали один?
– Да, до этого мы трудились в сборных разных созывов и с Юрием Васильковым, и с Зурабом Орджоникидзе. Я задал вопрос Гусу, он ответил: «Будешь работать один. Я не хочу слышать два мнения и в них разбираться. Мне нужно одно. Я тебе доверяю».

– Тяжело приходилось? 
– Поначалу было очень непросто. Но потом я понял, что так даже правильно. Приходил к Гусу и мы быстро все обсуждали, и он принимал решение.

«ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯ ОТ ИСПАНИИ ГУС ОТПРАВИЛСЯ ИГРАТЬ В ТЕННИС»

– На сборе перед Евро-2008 были очень тяжелые тренировки. Игроки часто получали травмы?
– Они были, но не тяжелые. Кто-то выпадал из тренировочного процесса на день-два-три. Не больше. Это все благодаря очень продуманному тренировочному процессу. Случались и нетипичные для футбола травмы – у одного из игроков возникли проблемы с барабанными перепонками. А самое тяжелое повреждение получил Павел Погребняк. Но там был стык в контрольном матче с Сербией.

– Кто в той сборной был самый сильный и выносливый?
– Фамилии называть не буду. Скажу, что непосредственно к чемпионату Европы почти все подошли с отличными показателями.

– Сейчас после окончания чемпионата России игрокам дали отдохнуть пять дней. Нужна такая пауза?
– Получить паузу и переключиться нужно было обязательно. Игроки же получили возможность побыть с семьями, немного забыть о футболе. Впереди у нах – тяжелая подготовка и выступление на домашнем чемпионате мира.

– В команде на Евро-2008 самыми опытними были Сергей Семак (32 года), Игорь Семшов и Константин Зырянов (по 30). Они нормально переносили нагрузки на сборах?
– Да, никаких проблем не возникало. Гус Хиддинк очень правильно выстроил всю подготовку. Перегрузок не было.

– Сейчас Станислав Черчесов вызвал на сбор 38-летнего Сергея Игнашевича. Сумеет он подойти к чемпионату мира в оптимальной форме?
– Это – тренерское решение. Играют же люди и в более солидном возрасте. К тому же, никто не знает, будет ли он выходить на поле. У нас команда достаточно молодая и опытный игрок не помешает. И точно ничего не испортит.

– А сегодняшнюю физическую форму Игнашевича можете оценить?
– Это вопрос врачам ЦСКА и сборной. Со стороны трудно судить.

– Как описать настроение в национальной команде во время Евро-2008?
– Мы все наслаждались праздником футбола.

– А перед турниром было ощущение, что команда может «выстрелить» и прыгнуть выше головы?
– Нет. Вы же помните, как команда попала в финальный турнир. Это поражение в Израиле, надежда на победу Хорватии в Лондоне над Англией…

– После первого поражения от Испании 1:4 не повлялись мысли: опять не выйдем в плей-офф?
– Было очень напряженно. Но все понимали, что Испания – очень сильная команда, а во второй игре нас ждали греки, действующие чемпионы Европы. Здесь очень важную роль сыграл Александр Бородюк, который нашел правильную интонацию, нужные ноты. Конечно, роль Хиддинка в общем успехе на Евро-2008 велика, но не нужно забывать про его помощников Александра Бородюка, Игоря Корнеева, Раймонда Верхейна, Арно Филипса. Интересно, что после поражения от Испании Гус ушел с тренировки… играть в теннис, как будто не хотел никого видеть.

– Вот это психолог!
– Да, психологом он был отличным. Как-то он сказал: тренировать все умеют, но важно правильно подвести игрока к важному матчу, найти мотивацию.

– Сейчас многие обращают внимание на допинг-тесты наших спортсменов, в том числе и футболистов. Не так давно некоторые сборники пропустили тренировку из-за визита допинг-офицеров. Какая ситуация была десять лет назад?
– Все то же самое. И по 10 человек в Москве проверяли и после каждой игры по два игрока сдавали допинг-тесты. Они по регламенту выбирались жребием. Работа постоянно шла. Я, кстати, тогда входил в антидопинговый комитет УЕФА.

– Видели кадры народных гуляний после победы над Голландией, народ высыпал на улицы, ходил по крышам машин, перекрывал Тверскую?
– Видели, конечно. Радовались болельщики и мы вместе с ними. Когда сборная выступает на крупном турнире, всегда все переживают, звонят друзья, знакомые, спрашивают, как дела.

«КАК СРАВНИТЬ БРОНЗУ ЕВРО-2008 И ЗОЛОТО ЧР-2017?»

– Сейчас вы с Гусом на связи?
– Общаемся с другими сотрудниками той сборной. Миша Насибов недавно звонил, я его поздравлял с серебряными медалями, с массжистом «Спартака» Андреем Проничевым общался, с Олегом Соколовым, который ушел на пенсию, встречаемся и вспоминаем былое, с Александром Бородюком созваниваемся часто.

– Часто вспоминаете бронзу Евро-2008?
– Очень часто. Такие турниры да еще и с хорошим результатом, врезаются в память. Те 40 дней пролетели, как один.

– Это самый яркий результат вашей спортивной карьеры?
– Трудно сказать. Вот как сравнить бронзу Евро-2008 со спартаковской победой в чемпионате России-2017? Обе победы дороги и незабываемы.