V4x3 l 1513783315151

Почетный президент РФС, один из самых уважаемых и информированных футбольных специалистов страны ответил на наши вопросы в эксклюзивном интервью.

«БЕЗ РАБОТЫ НЕ СИЖУ»

– Читаете «Советский спорт», Вячеслав Иванович?
– Каждое утро с него начинаю. Вот вижу: «Тосно» на первое место поставили. Это, как понял, по стоимости одного турнирного очка. Про заработки игроков «Рубина» тоже с интересом прочитал. Особенно про бонусы.

– Вы – почетный президент РФС. Сегодня – нечетное число. Что вы делаете на работе? Должны же приходить по четным дням.
– Сейчас даю вам интервью. Чуть раньше вел переговоры с производителями сувенирной продукции для наших мероприятий. Работы достаточно, да и на месте не сижу. Я же являюсь членом независимой антидопинговой комиссии, которую возглавляет Виталий Смирнов. Многие приходят консультироваться.

– Давайте и мы проконсультируемся. Насколько оправданы претензии Всемирного антидопингового агентства к нашим олимпийцам и не только?
– Отвечу словами Владимира Путина: «Не давайте повода». Всё! Раз есть претензии и разбирательства, значит, повод был. Хотя, я прочитал доклад Шмидта: там нет ни слова о том, что наши спортсмены принимали допинг. Прямых улик нет. Зато, приводятся доказательства манипуляций с пробами. В их числе – царапины на пробирках. Но, позвольте: допинг-офицеры, которые принимали пробирки, претензий в момент приема не высказывали. Значит, пробы были в нормальном состоянии. Поэтому мы юридической ответственности уже не несем. Почему же тогда предъявляются претензии?

– И что нужно делать спортсменам?
– Идти в спортивный арбитражный суд CAS. Если и он примет решение не в нашу пользу, обращаться в гражданские суды. Есть вещи, которые можно и нужно опровергать.

– У нас говорят, что в пробирках теперь соль пополам с политикой.
– Сейчас все, что происходит вокруг России, так или иначе связано с политикой. От этого никуда не деться. Но прижать Россию в политических вопросах не получилось, в экономических – тоже не шибко выходит. Остается спорт – наиболее чувствительная социальная тема.

РОДЧЕНКОВ ВНЕ ФУТБОЛА

– Появляются данные о новых якобы расследованиях, цель которых дискредитировать российский футбол. В связи с этим, на ваш взгляд, есть хоть малейший шанс отнять у нас чемпионат мира?
– Нет. Ни шанса.

– Поясните.
– Отнять чемпионат мира могут, если национальная федерация, в нашем случае Российский футбольный союз, будет лишена членства в ФИФА. Но для этого повода нет. Почему я так уверенно говорю? Есть устав ФИФА, в котором четко прописаны три причины, по которым исключают из Международной федерации футбольных ассоциаций:

Первая: невыполнение национальной федерацией финансовых обязательств в отношении ФИФА. Мы выполняем все четко. Вторая: серьезные нарушение регламента или решений ФИФА. Здесь подразумевается участие в соревнованиях под эгидой ФИФА. Мы участвуем.

И третья: потеря ассоциацией национального статуса. Вы можете себе представить это в отношении РФС? Я – нет. Вот и всё. Вывод прост: оснований даже для временного исключения РФС из состава ФИФА сегодня нет. Точка.

– Но история знает примеры, когда экстренно собирается исполком ФИФА и мгновенно принимает революционные решения.
– Например?

Два года назад по переносу выборов Блаттера. Могут ли исключить РФС из ФИФА на основании выводов уполномоченных комиссий, о том, что наш Футбольный союз был вовлечен в «государственную допинговую программу»?

– Сколько раз президент ФИФА Джанни Инфантино, приезжая в Москву, отвечал на этот вопрос. В последний раз это было 1 декабря после жеребьевки. Он сказал: «Никаких претензий к России в отношении допинга у ФИФА нет». Вот кто-то ссылается на Григория Родченкова (экс-глава Московской антидопинговой лаборатории, который стал информатором WADA – прим.ред). Но я могу ответственно заявить, что никакого отношения к забору проб у футболистов сборной России он не имел. Возможно, что он когда-то брал допинг-пробы у какого-то российского клуба и что-то скрыл. Но это точно не футбольная сборная России. Нужно четко понимать: у ФИФА есть собственная служба допинг-контроля, которую возглавлял профессор Дворжак. Это – самостоятельная организация, аккредитованная WADA. Допинг-офицеры ФИФА по протоколу забирают пробы и везут на проверку в Швейцарию. Будучи членом исполкома ФИФА, я постоянно слушал доклады Дворжака. Количество положительных проб никогда не превышало 0,01 процента. Да и то были мелкие прегрешения в виде марихуаны. Можно сказать, что допинг в футболе не применяется.

– Уверены?
– Да. Давайте приведем примеры. Нашу футбольную сборную проверяли перед отборочным турниром чемпионата мира 2014 года и перед поездкой в Бразилию на финальный турнир. Там после каждой игры по регламенту пробы сдавали по два человека. Все было чисто. Затем начался отборочный турнир к чемпионату Европы 2016 года. Он хоть и проводится под эгидой УЕФА, но пробы брали допинг-офицеры ФИФА. Опять же перед поездкой во Францию проверили всех игроков, и на самом турнире после каждого матча по два футболиста сдавали пробы. И вновь всё чисто! А помните, однажды повели на допинг-контроль всех футболистов «Ростова»? Я с Дворжаком разговаривал, мол, почему всех? Он сказал: «Мы так внезапно решили». Все пробы были отрицательные.

– У вас есть инсайдерская информация, что грядет новая волна нападок на российский футбол?
– Нет. Если бы что-то было, я бы, конечно, узнал. Я же по-прежнему тесно общаюсь со многими руководителями ФИФА.

– Вы можете назвать, так называемую, точку невозврата? Когда вы точно смогли сказать, что чемпионат мира 2018 года у России не отберут?
– Я это знал 2 декабря 2010 года, поскольку был членом заявочной группы, объездил много стран и беседовал с членами исполкома ФИФА. Я знал, что у нас все чисто. Сколько раз у нас пытались отобрать чемпионат мира по футболу? 2 декабря 2010 года было объявлено, что чемпионат мира-2018 пройдет в России, а на следующий день, 3 декабря глава английской заявки лорд Дэвид Трисман заявил, мол, все куплено, люди, представляющие Россию, вступали в какие-то запрещенные переговоры. Вот что это?

– Действительно, что?
– Пустые слова.

– А что скажете относительно коррупционной составляющей голосования по чемпионату мира-2022, который получил Катар?
– Все уже давно сказано. В этом заявочном комитете я не работал, но заявка этой страны мне очень понравилась. Ее представляла женщина потрясающей красоты с великолепным английским языком. Катар пообещал построить закрытые стадионы с системами кондиционирования. Температура травы будет комфортной для газона, а воздух охладят до температуры, комфортной для людей. Такой вариант покорил членов исполкома. Это я видел собственными глазами.

«СЛУХИ? ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ СЛУХИ»

– 26 декабря состоится заседание исполкома Российского футбольного союза. Говорят, на нем может произойти смена руководства РФС.
– Ничего об этом не знаю. Только вчера разговаривал с первым вице-президентом РФС Никитой Симоняном и членом исполкома РФС Александром Мирзояном. Они ничего подобного не говорили.

– Но ходят слухи о том, что инициатива поменять руководство РФС в обмен на лояльность ФИФА к новому лидеру как раз исходит от Международной федерации футбольных ассоциаций...
– Вот именно – слухи. Просто рассуждать на эту тему мне, как почетному члену ФИФА и УЕФА совершенно не хочется. Но давайте включим логику: в четвертом пункте постановления исполкома МОК говорится: «Запретить бывшему Министру спорта РФ Виталию Мутко и его заместителю Юрию Нагорных участие во всех будущих Олимпийских играх». Про футбол ни слова. Я также не слышал, чтобы МОК обращался в ФИФА с просьбой дать оценку всем своим решениям. Нет такого. В структуре ФИФА есть комитет по этике, который рассматривает подобные вопросы. Последние громкие решения – по отстранению Мишеля Платини и Йозефа Блаттера от руководства УЕФА и ФИФА соответственно. Но пока он не рассматривал вопросы по России. И вряд ли будет это делать. Зачем ФИФА за полгода до ЧМ-2018 изучать то, что не имеет прямого отношения к футболу?

«КАЖДЫЙ ГОРОД КОЗЫРНЕТ СВОЕЙ ФИШКОЙ»

– Есть ли у вас уверенность, что мы проведем чемпионат мира на высшем уровне?
– Сомнений никаких, поскольку участвовал во многих мероприятиях, связанных с подготовкой к чемпионату мира. Кроме того, знаю отзывы своих коллег в ФИФА, которые проехали по всем стадионам и посмотрели инфраструктуру, которая тогда только строилась. А сейчас посмотрите – новые аэропорты, гостиницы, скоростные поезда. И все это для болельщиков бесплатно.

Плюс к этому колоссальный опыт наших волонтеров, которые отлично знают, что делать, и как. С ними постоянно ведется работа. Также не стоит забывать и о нашем традиционном гостеприимстве – каждый город козырнет своей «фишкой».

– За 175 дней до старта чемпионата мира у нас не готовы 7 стадионов из 12. Такое когда-нибудь было в вашей практике?
– Конечно! ЮАР и Бразилия – яркие примеры тому. Но мы должны ориентироваться не на них, а на то, как это было сделано в Германии, где все, что было связано с футбольной инфраструктурой, было сделано с иголочки и хорошо заранее.

– Что скажете про «Лужники», где не продуман и, главное, не отработан выход с трибун?
– Сын с внуком были на том матче (11 ноября, Россия – Аргентина – прим. ред.). Конечно, они поделились своими впечатлениями от организации процедуры покидания трибун. Вспоминаю союзные годы, когда мы также выходили из «Лужников» по узкому коридору. В этом было мало приятного и 30, и 40 лет назад, а сейчас это кажется просто диким.

С другой стороны, я не специалист. Открыть все двери и выпустить 80 тысяч болельщиков – представляете, что будет твориться перед входами на станции метро? Даже на «Маракане» нигде нет пересечений пути болельщиков с автомобильными дорогами. Причем там со всех четырех сторон существует возможность покинуть территорию, а у нас с двух сторон река. Может, и мост надо было сделать. А потом что с ним делать? Кататься на лыжах?

– Что будет со стадионами после чемпионата мира в городах, где нет клубов РФПЛ?
– Это болезненная тема. Я присутствовал в Кремле на заседании Комитета по физической культуре и спорту, которое проводил Владимир Путин, поскольку был в одной из комиссий, которая участвовала в подготовке основного доклада. Его целый раздел был посвящен наследию чемпионата мира. Намерения, конечно, благие – создать многофункциональные спортивные комплексы, где можно проводить не только спортивные мероприятия, но и разнообразные концерты, праздники и прочее.

Можно много чего придумать. Например, в США стадионы не пустуют. Хоть тараканьи бега будут проводиться, трибуны все равно будут заполнены зрителями. У нас пока эта тема, к сожалению, никак не подкрепляется реальностью. Мы видим на примере ЮАР и Бразилии, что стадионы после чемпионата мира приходят в запустение и разваливаются.

«НУЖНО ДОМИНИРОВАТЬ С ПЕРВЫХ МИНУТ»

– Сборная России порадует болельщиков летом?
– Скажу так: порадует, но не обрадует.

– Черчесов уверенно встраивает в сборную молодых – Кузяева, Зобнина, Головина, Миранчуков. А еще два года назад говорили о том, что у нас молодежи нет.
– Раньше сборную России тренировали иностранцы, а им плевать на молодежь. Им нужно было отработать свои деньги и добиться результата с ветеранами. А наши тренеры приросли к интересам футбола душой, сердцем и совестью, и сразу появились молодые ребята.

Считаю, что по потенциалу стартового состава сборная России способна не только выйти из группы, но и добраться до четвертьфинала.

– Но, в случае выхода из группы, в 1/8 финала нашим придется сыграть с Испанией или Португалией.
– Ну и что? Мы играли дома на Кубке конфедераций с Португалией и больших проблем с ней не испытывали, хоть и уступили – 0:1. Испания, с точки зрения прошлого, команда очень сильная, но сегодня «красная фурия» по составу далека от той, которая всех побеждала.

Так что и с теми, и с другими можно играть, и наши матчи с ними показали, что если мы не будем бояться, грамотно выстроим тактику и будем использовать свои сильные стороны, шансы будут. Состав у нас неплохой – два прекрасных форварда, четыре-пять полузащитников хорошего уровня. Надо только правильно расставить игроков на поле. Но главное, конечно, это психология. Поэтому хорошо, что на Кубке конфередаций и товарищеских матчах сборная России играет с сильными соперниками. Вспомните: выходили на игру – ноги тряслись, зато во вторых таймах на своем зрителе выступала уже другая команда. Эта уверенность должна быть у игроков с самого начала. Стартовый свисток – и полетели доказывать свое превосходство, повышая свой же авторитет в мире.

«ГОРЕ-ФУТБОЛИСТОВ БОЛЬШЕ НЕТ»

– Вам понравилась первая часть текущего чемпионата России?
– Очень, и прежде всего возросшей конкуренцией. Сейчас в чемпионате нет команд, которые явно выпадали бы и отставали от остальных.

– Даже «СКА-Хабаровск»?
– Даже он. У хабаровчан были очень хорошие игры. Отлично отдельные матчи провели «Урал», «Тосно», «Уфа»… Я уже не говорю о лидерах. И уровень мастерства подрос. В первых чемпионатах страны выступали такие горе-игроки, которые не могли передачу сделать ближнему. Для них мяч был инородным телом, которое на поле только мешает. Сейчас таких нет. Специалисты говорят, что у нас – шестая по силе лига в Европе. Я согласен с ними.

– Но, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга, зрителя мы теряем. Что с этим можно сделать?
– Давайте возьмем для примера Казань. Что влияет на посещаемость? Первый критерий – результат. Его у «Рубина» сейчас нет. Если команда проигрывает, но показывает неплохой футбол, она интересна только эстетам. Их – меньшинство. Второй показатель – уровень мастерства и самоотдача. Еще момент – несоответствие умений футболиста его зарплате. Конечно, если посредственный игрок получает 6 миллионов евро, то это вызывает отторжение у простых болельщиков.

В выходные я был на хоккейном матче Россия – Канада. Меня поразило, что на трибунах очень много семей. И с одним ребенком, и с двумя, и даже с грудничками. Там научились дарить людям праздник: диджей что-то поет, музыка играет, развлечения в фойе. Нам нужно к этому стремиться. Клубы, которые наладили работу со зрителями, не жалуются на посещаемость. Это – «Спартак», «Зенит», «Краснодар». Пожалуй, все.