«Советский спорт» – единственное спортивное издание, работающее на Петербургском международном экономическом форуме-2017. Кто-то из наших читателей, наверняка, может поинтересоваться и удивиться: а зачем это нам? Вроде бы к спорту мероприятие прямого отношения, на первый взгляд не имеет. Зачем нам организовывать основательный стенд, делать красивую гостиную, серьезную телестудию, в которой все дни работы форума будут сменять друг друга губернаторы, спортивные функционеры и люди спорта? Зачем, в конце концов, «Советский спорт» проводит специальную сессию, посвященную экономике спорта, о сотрудничестве государства, медиа и бизнеса в преддверии чемпионата мира-2018.

Очень многие решения в спортивной отрасли принимаются сегодня не на уровне федераций, союзов, лиг – они принимаются в кабинетах крупных государственных деятелей и в офисах крупнейших российских компаний. И даже решения, которые касаются, казалось бы, только экономической сферы – например, «Лукойл», подписывающий соглашение о развитии нефтяных месторождений, или «Газпром», объявляющий об инвестиционной программе или о выходе на новые рынки – тоже касаются спорта. Косвенным образом все это влияет на спорт. А «Советский спорт» потому и существует уже почти 93 года, что всегда держит руку на пульс.

Разумеется, мы не можем сказать, что нам все нравится в нынешнем положении дел с российским спортом. Если бы все нравилось, то на страницах «Советского спорта» вы не получали бы критические статьи, расследования и анализ существующих проблем. Есть негативные тенденции. Есть хорошие команды, вылетающие из элитных дивизионов. К примеру, из РФПЛ в ФНЛ в футболе. Но мы не можем не видеть и те ростки, которые пробиваются по воле экономических субъектов. История с ФК «Краснодар» – прекрасный пример того, как частный капитал развивает спорт в отдельно взятом городе. Есть много других примеров, как положительных, так и не очень. И если экономический форум – в том числе при помощи ИД «Советский спорт» – помогает в решении этих вопросов, улучшении имиджа российского спорта, то пройти мимо мы не можем.