V4x3 l 1519669804359

Российский боксер Сергей Ковалев рассказал о подготовке к титульному поединку с соотечественником Игорем Михалкиным, сравнил работу своего тренера Аброра Турсунпулатова с Джоном Дэвидом Джексоном, а также поделился мнением о фаворите Суперсерии.

 Я ХОТЕЛ БОКСИРОВАТЬ С БАРРЕРОЙ

– Я беседовал со многими экспертами. Почти все считают, что у Михалкина нет ни единого шанса в поединке против вас. Не могу представить, чтобы в вашем лагере было иное мнение. Трудно настроиться на соперника в бою, где вы очевидный фаворит?
– Я сейчас нахожусь в такой ситуации, когда соперников в полутяжелом весе выбирать не приходиться. Боксируем с теми, кто готов выйти на ринг, кто не боится за свой послужной список и не боится рисковать. А Игорь даже не рискует, он пользуется шансом сразиться за титул чемпиона мира.

Изначально я хотел боксировать с Баррерой. Давно о нем разговоры идут. Ему сделали предложение еще перед моим боем с Вячеславом Шабранским. Он отказался, запросив большую сумму денег. Мы такими средствами не располагаем. Наш бюджет позволил Шабранского.

– После боя с Шабранским вновь сделали предложение Баррере?
– Да. Но он выбрал бой с Дмитрием Биволом. Я уважаю его выбор. Каждый строит свою карьеру так, как хочет. При этом объединительных боев на горизонте нет. Артур Бетербиев судится с канадским промоутером. У Дмитрия поединок с Баррерой. С WBC ситуация не самая прозрачная. Только недавно объявили, что Адонису Стивенсону предстоит бой с Баду Джеком. Пришлось выбирать из тех, кто остался, и еще надо было уложиться в финансовые возможности. Я же не могу в очередной раз отдать свой гонорар, чтобы боксировать с сильным соперником.

Но я не понимаю, почему все так недооценивают Игоря. Он чемпион мира по версии IBO. Да, это версия не основная, но она есть. И обладателем пояса этой же организации является Геннадий Головкин. У Михалкина одно поражение. Он неудобен, мотивирован. Он будет опасен. И его нельзя недооценивать. Игорь – непростой парень. У него русский дух, менталитет. Его не поймут, если он откажется от боя. Игорь будет сражаться до конца, поэтому поединок будет интересным для вас и опасным для меня. Я должен буду к этому готов.

– А у Стивенсона другое мнение на этот счет. Он считает, что выбор соперника объясняется тем, что вас берегут. Тут напрашивается фраза: «Кто бы говорил?» Нет?
– Вы правильно ответили. Что слушать Стивенсона? Я только что объяснил, почему я дерусь именно с Игорем Михалкиным. Стивенсон – «домашний» чемпион. Он боксирует только в Канаде, и с соперниками заведомо более слабыми. Здесь все понятно. Пусть продолжает в том же духе. Говорить и делать – не одно и то же.

МОГ ПОГИБНУТЬ ВО ВРЕМЯ АВАРИИ

– Ваш тренер Аброр Турсунпулатов разрушает стереотипы. Он говорит, что вы выполняете все его указания. Вам проще сейчас или когда план тренировок делали вы сами?  
– Могу повторить, что как оказалось Джон Дэвид Джексон с самого начала нашей работы в 2013 году не был ей рад. Услышав это в интервью, я был шокирован. Зачем он вообще тогда работал? С другой стороны он не работал. Хорошо же получать деньги, зарабатывать имя и славу, когда ты сам отдыхаешь, а за тебя все делает спортсмен. В данном случае, я. Он не был тренером, он просто «лаподержатель». Мне не хватало смелости разорвать с ним отношения. Я не видел замены, и как мне казалось на тот момент, я все равно добиваюсь успеха. Пусть он будет рядом со мной.

Дальше были бои с Андре Уордом, и ко мне пришло осознание, что моего опыта, работы и трудолюбия уже недостаточно, чтобы переиграть и перебить Уорда. В том числе и в силу того, что я вел не совсем спортивный образ жизни. Между боями я часто летал домой, много переезжал по России по разным делам. Сидел с друзьями, родными, набирал лишний вес, пропускал тренировки. В совокупности это привело к тому, что я получил в боях с Уордом. Хотя первый звоночек был еще с Айзеком Чилембой. Но я его не услышал.

Второй звонок – забрали пояса. Третий звонок – реванш. И снова не услышал. Понимание ко мне пришло после автомобильной аварии. С этого момента я услышал Всевышнего: «Остановись, оглянись вокруг и возьмись за голову».

– Что за авария?
– На машине улетел с трассы. Чудом остался живой. Машину списал.

– Дела... Хорошо хоть сами целы.
– Да. Вышел из машины невредимый, не считая поцарапанной коленки. Со встречной дороги вылетел автомобиль, и мне пришлось уходить от столкновения в кювет. Ушел, покувыркался пару раз.

Я реально испугался в этот момент. Я мог погибнуть, и моя семья осталась бы без единственного кормильца. Я поехал помолиться на святую гору Афон в Греции. Поблагодарил Бога за все, что он дал и здоровье.   

МНЕ НРАВИТСЯ РАБОТАТЬ С АБРОРОМ

– Что изменилось после начала работы с новым тренером?
– У меня два этапа подготовки. Сначала я прохожу ОФП. На первом этапе мне помогал тренер по биатлону Александр Михалыч Седов. Если у меня какие-то отклонения от нормы, я ему пишу или мы созваниваемся, он корректирует, как привести мой организм в норму. Он – тренер от Бога. Он – биатлонный тренер и в бокс не лезет, дает базу, на которой я позже нарабатываю боксерские навыки.

– А изменения в себе замечаете после работы с Турсунпулатовым? Может новые наработки появились?
– Наверное, нового ничего нет, и не будет. Это старая советская школа бокса. Новое – хорошо забытое старое. Он мне дает то, с чего я когда-то начинал. Я взял три чемпионских пояса и дошел до Уорда на «багаже», который привез с любительского бокса, которым я занимался с 11 до 26 лет. На нем я добился успеха, но мне нужна помощь, чтобы идти дальше. Одному тяжело.

Мне нравится работать с Аброром. Он понимает, что нужно делать и может это объяснить. Он чувствует, видит, корректирует. Если я работаю быстро, просит сбавить и поработать на силу. Поэтому работать с ним очень комфортно. Мы понимаем друг друга с полуслова и разговариваем на одном языке.

В НАШЕМ ВЕСЕ НЕТ ЧЕМПИОНА

– Ваши чемпионские пояса теперь у Бивола и Бетербиева. Какой титул вам дороже?
– Мы чемпионы по различным версиям, но не чемпионы мира. Чемпион мира может быть только один. Мы только «поясодержатели». Нам нужно выявить лучшего – провести Суперсерию или подраться между собой. Тогда будет один чемпион мира, а сейчас…

– Одна четверть чемпиона.
– Да.

– Вы и Бивол боксируете в одном вечере. Напрашивается мысль, что телеканал HBO хочет свести вас в конце осени?
– Конечно, хотят. Сведут, и будем боксировать. Куда деваться? Это спорт и мне будет очень интересно боксировать и с Дмитрием и с любым другим чемпионом.

– У Бивола хорошие шансы победить Барреру?
– Шансы у всех хорошие. Тем более у Дмитрия, потому что Баррера – падающий боксер. Он падал от Шабранского и Уорда. Баррера пропускает, Дмитрий – бьет. Значит, шансы увеличиваются. К тому же Баррера – медленный. Бивол будет видеть удары. Но опыт для Дмитрия все равно будет хороший, а победа прибавит ему уверенности. Все плюсы на его стороне.  

ТРЕТИЙ БОЙ С УОРДОМ? С УДОВОЛЬСТВИЕМ

– Мы говорили про Бивола и Бетербиева, а Аброр хочет вашего третьего боя с Уордом. Андре как раз тренируется и готовится к возвращению. Есть ли у вас такое желание, может быть, даже в другом весе найти Уорда и вернуть ему долги?
– С удовольствием. В любое время и в любом весе. Я не согласен с двумя поражениями. Мы были не в равных условиях. Первый бой, ладно. Там была моя ошибка. У меня был тренер – лопух. Он видел мою загруженность и никак на это не реагировал. Ему главное получить деньги. Я с ним расстался.

Второй бой. У меня был психологический срыв. Я не сумел подойти в нужной форме. Я мог выглядеть убедительнее. Долгое время не объявляли дату боя, я уехал с семьей в путешествие в Азию. Команда Уорда водила нас за нос. То он на пенсию ушел, то будет боксировать, то нет. Сами же целенаправленно готовились на меня, зная, что бой будет. Я этого не знал, и свободное время проводил с семьей. Дату объявили за два месяца и я начал готовиться. Этого времени, естественно, не хватило.

После первого боя мы были на одном уровне. Затем Уорд стал расти и прогрессировать, готовясь ко второй встречи со мной, а я начал деградировать и скатываться вниз. Я не знал даты боя, и не был уверен, будет ли он вообще. Тем более у меня была депрессия небольшая. Да чего уж там – большая! Я был расстроен тем, как у меня «отжали» пояса.

Потом еще стали перетягивать к себе Джона. Он заявил, что остается и в моих глазах был молодцом. Но все это была игра промоутерской компании Roc Nation. Джексон тренирует их боксеров. И клиент компании – Андре Уорд. Для них мы – гастарбайтеры. Неужели бы они отдали пояса мне? Уорд сделал свою работу в зале, а они – за кулисами.

В СУПЕРСЕРИИ БОЛЕТЬ БУДУ ЗА ЛУЧШЕГО

– Следите ли за Суперсерией и кто фаворит в финале ­– Мурат Гассиев или Александр Усик?
– Видел все бои этого дивизиона. Фаворит? Сложно сказать. Талантливы оба. Усик кажется более опытным. Тем не менее, Мурат показал, что он тоже умеет мыслить и тактически строить план на бой. Это мы увидели в бою Юниером Дортикосом. Каждый достоин быть победителем. Дождемся финала и будем болеть за лучшего.

– Если победит Гассиев, он станет обладателем четырех поясов и перекроет ваше достижение. На этот момент не обращаете внимания?
– Я радуюсь тому, что у меня есть. Станет Гассиев абсолютным чемпионом, я только порадуюсь за него. Этим самым он прославит нашу страну на весь мир. И этим он покажет хороший пример молодежи, даст мотивацию. У меня никакой зависти нет. От победы или поражения Гассиева мне теплее или холоднее не станет, но если он выиграет – я порадуюсь за то, что в России есть такие богатыри как Мурат. Он сам сделал себе имя. И многие мальчишки пойдут в зал, желая брать с него пример. Может, станут чемпионами мира.

Связанные материалы: