V4x3 l 1515151454564

Еще в ноябре прошлого года на прилавки Франции вышла книга Мартена Фуркада о самом себе «Моя мечта о золоте и снеге». Совсем скоро она должна быть переведена на русский язык, а пока Forbes изучил фундаментальный труд француза в оригинале, нашел и перевел оттуда интересные бизнес-подробности.

Мартен Фуркад – самый успешный биатлонист 21 века. С этим трудно поспорить, поскольку на счету спортсмена два золота Олимпиад, 11 титулов чемпиона мира, вагон и маленькая тележка других трофеев, среди которых и шесть Хрустальных глобусов. Но несмотря на такой успех и популярность, Фуркад занимается исключительно спортом. У него нет заводов, фабрик, компаний по производству всего на свете, объектов и прочих «мирских забот», приносящих дивиденды.

Единственное, чем озаботился биатлонист еще на заре своей карьеры – создал маленькую компанию Martin Fourcade. Для чего? Чтобы с ним могли взаимодействовать будущие спонсоры. То есть человек настолько был уверен в собственном успехе, что заранее все продумал! А ведь он мог и не стать биатлонистом, поскольку сначала склонялся к лыжным гонкам. Но трофеи в биатлоне, в отличие от лыж, покоряются и тем, кто младше 25 лет. Вот Фуркад и решил начать именно с него. А в лыжи вернуться можно всегда. Еще одно подтверждение того, что у Мартена все всегда продумано до мелочей.

Фуркад и правда начал выигрывать, причем все подряд и в огромных объемах. Тут-то на горизонте и появились спонсоры и различные бренды, готовые сотрудничать с биатлонистом. А что Мартен? Он тут же ответил им заранее выстроенной схемой работы с потенциальными инвесторами. И эта «схема Фуркада» с каждым годом становилась все прозрачнее и привлекательнее для спонсоров. Дошло до того, что он решил разделить свою бухгалтерию на две части: в одной «крутились деньги» от спортивных призовых, в другой – спонсорские контракты. Разумно, черт возьми! Спонсоры должны видеть, что их финансовые вливания не тратятся на грузовик «Милки Вэйев», а идут только на те нужды, что прописаны в контракте.

Но в плане выбора партнеров Фуркад очень избирателен. «Я – сторонник философии «меньше, да лучше». Не могу представить себя рекламирующим то, что мне не нравится», – пишет Мартен. Мало того, у биатлониста никогда не было агента, который бы занимался поиском спонсоров и имел с каждого контракта немалый процент. Зачем, если Фуркад хочет и будет рекламировать то, что любит, носит и чем пользуется сам. На случай работы со спонсорами у олимпийского чемпиона есть адвокат. Именно он оценивает все риски от будущей сделки и получает за свою работу оплату исключительно по часам.

Как только Фуркад ставит подпись под контрактом, то лично начинает взаимодействовать со спонсором.«С кем-то мы делаем рекламный ролик, кто-то использует мое изображение. А вот, например, с компанией Rossingol мы давно обсуждаем такой вариант: я предложил им разместить у себя в каком-нибудь зале всю коллекцию моих трофеев. У меня нет никакого желания создавать дома музей личной славы, но в то же время мне кажется неправильным хранить олимпийские медали – а каждая из них сама по себе произведение искусства, между прочим – в какой-то коробке в глубине гаража... Иногда спонсорское соглашение предусматривает выступление перед руководящим составом или сотрудниками компании. И мне, кстати, очень нравится эта идея. Мне кажется, людям действительно интересно слушать мой рассказ, у меня есть чему поучиться, например, в плане мотивации», – пишет в своей книге Мартен Фуркад.

За всю спортивную карьеру Мартен заработал 1,5 млн евро, за прошлый сезон – 380 тысяч евро. Но Фуркад добросовестный налогоплательщик. Так он пишет о себе в своей книге и нет причин ему не верить. Французская налоговая система весьма сурово к «богатеньким Буратино», а олимпийское золото – никогда не бывает поблажкой. «Я не прибегаю ни к каким хитрым схемам минимизации налоговых обязательств. Плачу честно и сполна ― отдаю свыше 40%. И нахожу это справедливым ― государство позволило мне вырасти в большого спортсмена бесплатно: школа, тренировки, участие в соревнованиях. И теперь мой черед внести свой вклад в то, чтобы эта система продолжала работать и работать бесплатно», – рассказывает Фуркад.

Биатлонист и правда верит не только в себя, но и в то, что после него во французский биатлон должны прийти «честолюбивые дублеры» и побить его рекорды. Но когда это случится, сам Мартен Фуркад, по его же словам, уже должен будет исполнить свою давнюю мечту – «купить землю и построить дом своей мечты».